Последнее на сайте

Новости

Православный календарь






Доно-Кавказский Союз

Какие вопросы может решить казачья автономия?

Доно-Кавказский Союз

Сообщение Поликарп » Вт ноя 17, 2009 2:36 am

В последнее время появился ряд публикаций и высказываний вокруг вновь обозначенной тематики российского «регионализма» или «конфедерализма». Тема, безусловно, спорная и требует взвешенного подхода. Но удивляет то, как «имперские» противники, отбросив всякую возможность конструктивного диалога, сразу поспешили окрасить проблему в «оранжевый» цвет и обозначили ее как «враждебную угрозу» без права на реабилитацию. Новые «конфедералистские» тенденции сильны на Урале, в Сибири и на северо-западе страны. Так принято думать, по крайней мере. Но это не совсем верно. Родина «конфедерализма» на территории бывшей Российской империи — Юг периода Гражданской войны. И не столько сам «конфедерализм», сколько агрессивное противостояние ему во многом определили трагический финал «белого движения».

Почти через полгода после отречения императора Николая II от престола, в первой половине сентября 1917 года, Донской Круг, обсудив доклад посланцев Кубани и Терека о «желательности федеративного устройства будущей России», выразил свое полное согласие с положениями доклада и постановил «принять участие в намеченной конференции из представителей казачьих областей и коренных горских и степных народов, для разработки вопроса о союзной организации, которая должна быть создана в целях защиты их краевых интересов». Конференция проходила в Екатеринодаре в два этапа: первая конференция состоялась 20-го сентября 1917 года, а вторая, в расширенном составе, при участии представителей Дона, Кубани, Терека, северокавказских горцев, Дагестана, Калмыкии, Астрахани и Урала, проходила с 15-го по 20 октября 1917 года. Результатом конференции стало постановление о создании Юго-Восточного союза как государственно-территориальной единицы, управляемой на принципах конфедерации. Но Октябрьская революция и установление советской власти на Дону приостановили реализацию этого проекта на неопределенный срок.

Петр Николаевич Краснов, генерал от кавалерии, прибыл на Дон в январе 1918 года после полного развала русской армии (как раз в это же время, в Новочеркасске и Ростове-на-Дону под руководством генералов Алексеева и Корнилова начинается формирование Добровольческой армии). До апрельского восстания на Дону он проживал в станице Константиновской. После взятия Новочеркасска казаками Краснов приехал в донскую столицу. 3(16) мая он прибыл на заседание Круга спасения Дона, где произнес красочную и содержательную речь, в которой изложил свой проект основных законов и конституции независимого казачьего государства. Генерал Краснов единодушно избирается донским атаманом после представления его кандидатуры депутацией круга. Уже будучи в эмиграции, атаман Краснов писал: «Интеллигентная часть круга понимала, что не может быть Войска Донского вне и независимо от России, стояла на дальнейшем развитии военных действий. «Серая» часть круга, громадное большинство, стояло на принципе «без анексий», на «свободном самоопределении народов» и самоопределилась в пределах Земли Войска Донского, не желая переходить ее границы. Атамана выбрала «серая» часть круга. Она ему верила и вверила ему свои судьбы. Эта «серая» часть круга определенно говорила: что нам Россия? От нее нам были всегда одни лишь неприятности да обиды. Вы посмотрите, какое Войско Донское маленькое — может ли оно одно идти спасать Россию? Да и с какой стати, коли она сама спасаться не хочет» (из воспоминаний Краснова).

В июле 1918 года генерал Краснов, «обновив» идею Юго-Восточного союза, обнародовал декларацию с проектом уже своего Доно-Кавказского союза: «Под тяжестью ударов судьбы, обрушившихся на нашу родину, ввиду сохранения своей независимости, благополучия, достояния и общности интересов близких по духу народов, населяющих юго-восток, в октябре 1917 г. мы провозгласили себя Юго-Восточным союзом, пребывая в уверенности, что общими усилиями союз этот сумеет противостоять наступающим темным силам, поправшим все Божеские и человеческие законы. Начавшаяся борьба с большевиками дала временный успех последним. Ныне Господь благословляет наше оружие: край наш ожил. Однако, имея в виду, что для похода в наши степи и горы готовятся новые полчища, в видах государственной необходимости, атаманы Всевеликого Войска Донского, Войска Кубанского, Войска Астраханского, Войска Терского и председатель Союза горцев Северного Кавказа, беря на себя всю полноту верховной государственной власти, настоящим провозглашают суверенным государством Доно-Кавказский союз».

Вот несколько пунктов из проекта конституции союза, которые указывают на его конфедеративный принцип: 1) Доно-Кавказский союз состоит из самостоятельно управляемых государств: Всевеликого Войска Донского, Кубанского Войска, Астраханского Войска, Терского Войска и Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана, соединенных в одно государство на началах федерации. 2) Каждое из государств, составляющих Доно-Кавказский союз, управляется во внутренних делах своих, согласно с местными законами на началах полной автономии. 3) Доно-Кавказский союз имеет общую армию и флот. Командующий всеми вооруженными силами союза назначается Верховным Советом. 4) Доно-Кавказский союз имеет общие: монетную систему, кредитные билеты, почтовые и гербовые марки; общие тарифы: железнодорожные, таможенные и портовые, а также почтовые и телеграфные.

Безусловно, сама идея «свободного самоопределения народов» в корне противоречила принципам главнокомандующего Добрармии Деникина, провозгласившего себя «верховным правителем Юга России». В основном это принципы и ценности буржуазной Февральской революции, озвученные, как «Великая и неделимая!» и «Вся власть Учредительному Собранию!». Деникин, как и вся верхушка Добровольческой армии, не могли в полной мере реализовать эти устремления, так как были формально скованы договором (подписанным уже покойным к этому моменту Корниловым) с Донской и Кубанской армиями, в котором отношения между тремя армиями определялись как союзные.

Неудобство Краснова для Деникина было очевидным. Тем более что Краснов неоднократно выступал с резкой критикой деникинского «формата» «Белого движения»: «Добровольческая армия солдат не имеет. В ней много кубанских офицеров и казаков, но почти нет русских офицеров. Деникин и его окружение придали своей борьбе с большевиками классовый, реставрационный, а не народный характер, и при таких условиях, если его не поддержат союзники, он должен будет потерпеть крушение. Борются добровольцы, состоящие из дворян и господ офицеров, буржуев, против крестьян и пролетариев, и народ не поддержит добровольцев. Деникин ничего не имеет на своем знамени, кроме Великой, Единой, Неделимой, а такое знамя мало что говорит его возможным союзникам — украинцам, грузинам и даже казакам. Генерал Деникин, требуя подчинения, не считается с Кубанской Радой и недооценивает значения Донского Круга. Для него, его офицеров и администрации, казачьи области хороши лишь для пополнения Добрармии и для прикрытия ее обозов. Сам Деникин не является ни хорошим стратегом, ни способным политиком, так как в план своей борьбы он ввел в первую очередь принудительное подчинение всех окраин России своему единому командованию» (из воспоминаний Елатонцева — соратника и биографа атамана Краснова).

Это проявилось в активной фазе противостояния персон, когда Краснов направил проект союза германскому императору. В сопроводительном письме, он, видимо, понимая степень влияния Вильгельма на руководство большевистской России, просил императора убедить большевиков вывести войска с территории Донской республики и прекратить кровопролитие. Таким образом, Краснов желал закончить Гражданскую войну и подписать с Лениным соглашение о мире и торговле. Деникин через своих сторонников получил копию письма и опубликовал в подконтрольных ему екатеринодарских газетах, что осложнило отношения между Германией и Донской республикой. Вскоре после этого, ранней весной 1919 года, Краснов, в результате целой серии обвинений в адрес его соратников, подал в отставку. Донская армия лишилась своего лидера, которому была обязана целой серией побед.

Тем не менее в начале нового 1919 года в Париже, при участии делегаций Дона, Кубани, Терека и северокавказских горцев, проходит мирная конференция, где также обсуждается «конфедеративный» вопрос. И самым тревожным для деникинской верхушки стал доклад председателя донской делегации: «Если Вы признаете волю русского народа для себя обязательной — а это так, поскольку вы признаете не только Учредительное Собрание, в котором большинство составит большевизия, но даже Колчака, который ровно никого и ничего не представляет, то Вы должны признать и волеизъявление этого народа, установившего у себя большевистскую власть. Между тем, что нам, донским казакам, дает такая декларация? Сочувствие русских эмигрантов, нас объедающих, и больше ничего. Что оно у нас отнимает? Оно делает нашими врагами все новые государственные образования — Грузию, Азербайджан, Дагестан, Украину, Белоруссию, Литву, Латвию и Эстонию, которые все имеют войска, но не только не склонны после этого помогать нам в нашей борьбе с большевиками, но, естественно, радуются нашему поражению. Наша связь с Добровольческой армией, с деникиными, драгомировыми и лукомскими, и без того отбросила нас в лагерь самой темной реакции, которая выбила всякую почву для проявления к нам какого либо сочувствия со стороны русских действительно реальных сил (я считаю реальными русскими силами — большевиков, соц. революционеров и с.-д. меньшевиков, т. е. крестьян и рабочих), а такая декларация совершенно нас изолирует. Даже с нашими спасителями кубанцами мы настолько резко разошлись, что потеряли все точки соприкосновения, помимо одной борьбы с большевиками» (Из доклада председателя донской делегации Карева на Мирной конференции в Париже REPUBLIQUE DU DON Mission Diplomatique a la Conference de la Paix, на имя Донского Атамана и Комиссии Законодательных Предположений Войскового Круга 1919г.). Верхушка Добровольческой армии ответила актами террора.

В июне 1919 года начались заседания казачьей конференции, созванной в Ростове-на-Дону, для окончательного оформления вопроса о Юго-Восточном (Доно-Кавказском) союзе. 13 (ст. с.) июня глава кубанской делегации, председатель Кубанской Краевой Рады Рябовол произнес большую программную речь, в которой категорически заявил, что «желая объединиться в тесном союзе с донцами, терцами и горцами, кубанцы не могут примириться с намечающейся диктатурой русских белых вождей, так как для многих казаков уже ясно, что политика этих вождей ведет к проигрышу, что казаки не могут принять власти большевиков, но в такой же степени не могут признать полезной и деятельность «Особого Совещания» при ставке Добрармии, что, двигаясь в Россию, необходимо нести с собой идею освобождения от всякого насилия, а этого как раз ее население от добровольцев не видит и не ожидает». В 2 часа ночи следующего дня, при возвращении в «Палас-отель», Рябовол был убит двумя выстрелами из револьвера. Преступление было совершено на территории Донской республики, и многочисленные улики указывали на непосредственное участие в убийстве некоторых офицеров Добровольческой армии. Несмотря на то, что правительство республики выступало за целесообразность проведения беспристрастного следствия, которое вполне могло обнаружить заказчиков и вдохновителей этого террористического акта, дело было закрыто «за недостаточностью улик».

Духовный лидер кубанцев, священник Кулабухов, будучи членом Кубанской Законодательной Рады, входил в состав парижской делегации и, совместно с другими представителями Кубани, обработал и подписал проект Договора дружбы с кавказскими горцами. В сентябре 1919 г. делегация командировала его для доклада Раде о своей деятельности и с предложением утвердить проект договора. Однако сторонники Деникина нашли в соглашении Кубани с горцами опасное нарушение полномочий «правителя Юга России». Без всякого основания чины парижской делегации были обвинены в измене, в передаче командования казачьими войсками в руки горского Меджлиса и в других преступлениях. 7 ноября 1919 года в Екатеринодаре Кулабухов был повешен. Тело православного священника держали на виселице целый день, прикрепив на его груди дощечку с надписью: «За измену России и казачеству».

Результатом «обезглавливания» Донской и Кубанской армий стала полная деморализация казачьих формирований. Блестящие победы, одержанные в 1918 — начале 1919 годов, были полностью перечеркнуты «обрушением» всего фронта. Известно, что было в дальнейшем, — окончательное поражение и бегство за пределы России.

«Каково было отношение к казакам в период антибольшевистской борьбы, мы прекрасно знаем. Как смотрела на них Добровольческая армия, во главе с Главнокомандующим, его окружением и все сотни тысяч русских людей, спасавших свою жизнь за казачьими спинами и поедавших казачий хлеб, мы испытали на своей шкуре. Мы знаем, что Добровольческая армия и весь облепивший ее многотысячный российский наплыв с чадами, домочадцами, шпионами, спекулянтами и собачками, сев на пароходы под прикрытием отборнейших казачьих полков, уплыли за границу, бросив эти казачьи полки на съедение большевикам» (из воспоминаний Бояринова «Казачье Дело» 1 1937).

Раскол между казачьей и общероссийской «партиями» усилился в эмиграции и перешел практически в открытое и длительное противостояние. Вот как пишет уже в 1964-м один из ярчайших деятелей казачьего зарубежья поэт Поляков по поводу мероприятий, связанных с открытием в Мюнхене штаб-квартиры радио «Свобода»: «Они, убежав к нам на Дон и Кубань, повесили Кулабухова, застрелили Рябовола, отравили Мамантова, оставили казаков в Новоросийске. При помощи наших, казачьих, холуев. Вся антибольшевисткая борьба была проиграна лишь из-за тупого, безыдейного, преступного неделимчества. Неделимчества, поддерживаемого теперь Никитой (Хрущевым) через Чеботаревых, насаждаемого американским комитетом «Свобода», рядом мелких агентов или просто эмигрантскими политическими ублюдками. Недобитки деникинщины пытаются в Мюнхене создать группу, в будущем нужную на роли убийц и вешателей, какими эти деникинцы были у нас» (Поляков «Казакия» 8 1964г.).

Мы же бились с самого начала.
Объявив, что наша вера – Спас!
Вышли в бой, открыв свое забрало,
И стеною дьявольскою стала
Мировая сволочь против нас!
Поляков («Казакия» 1964г.)

О. Гапонов http://www.rosbalt.ru/2007/09/10/412393.html
Слава тебе, Господи, что я казак!

Казаки не простаки,
Вольные ребята.
Носят шапки тумаки
И живут богато.
Поликарп
 
Сообщения: 202
Зарегистрирован: Сб июл 25, 2009 11:14 pm
Откуда: ст. Ермаковская
Национальность: донской казак

Re: Доно-Кавказский Союз

Сообщение Поликарп » Ср ноя 18, 2009 2:27 am

Вот взгляд на Доно-Кавказкий союз со стороны Единонеделимщиков, интересные они ребята сами говорят о его плюсах, но выступают против него, а главное врут то как.

Деникин А. И. "Очерки русской смуты"
"Юго-Восточный союз" и Южно-русская конференция

В предыдущих книгах я очертил первые попытки южного казачества к объединению.

По словам Харламова, это было "стихийное стремление... коренящееся в психологических особенностях казачества, как отдельной бытовой группы русского народа... Оно есть не только эпизод прошлого, но имеет и будущее...". Этой стихийности я не наблюдал: все попытки организации "казачьего государства" являлись по замыслу плодом интеллигентского творчества, отнюдь не народного.

Первый опыт создания "Юго-Восточного союза" в 1917 году прошел под знаком полного игнорирования мятущимся казачеством и своей областной выборной власти, и "союзной". Второй - проект "Доно-Кавказского союза" - был совершенно искусственной, чисто политической комбинацией, которую проводил генерал Краснов в угоду германцам, видевшим в этой комбинации оплот против зарождавшегося Восточного фронта и одновременно против Добровольческой армии.

Весною 1919 года Круги и Рада разновременно выразили пожелание о воссоздании союза. Но формы его и цели, в особенности сокровенные, были различны.

Инициативу созыва конференции взяло на себя кубанское правительство, пригласив на нее к 5 мая и закавказские новообразования, и горские округа, подчиненные главному командованию. Расценивая подобный съезд как демонстрацию центробежных по преимуществу сил, я отнесся к нему резко отрицательно.. О последовавших по этому поводу переговорах между казачьими деятелями сделан был доклад Донскому Кругу (закрытое заседание Круга 19 апреля 1919 г.) председателем его Харламовым, посетившим незадолго перед тем во главе делегации Кубань и Терек. Выяснилось, между прочим, тождество мнений донских и терских правителей с "Особым совещанием" в вопросе о неприемлемости состава конференции. "В сущности, - говорил Харламов, - ни Филимонов, ни Сушков (председатель кубанского правительства), да и вообще кубанское правительство, не верят в эту конференцию, но обязаны исполнить постановление Рады, проведенное "черноморцами".

Время тогда было тяжелое, 10-я большевистская армия с царицынского фронта подступала уже к Батайску, в тыл Ростова и северной группе наших войск... Поэтому Харламов советовал Кругу "направить все внимание на борьбу... было бы совершенно неудобно в данный момент идти резко против взгляда главного командования". Так же отнеслись к этому терцы, и вопрос заглох.

Но через полтора месяца, когда фронт большевистский дрогнул, когда наши армии перешли в широкое наступление и освобождение всей территории Дона стало вопросом ближайших дней, Донской Круг, прерывая свои работы 1 июня, вновь подтвердил, что считает "неотложной задачей... заключение... "Юго-Восточного союза", в первую очередь с Тереком и Кубанью, для укрепления экономической мощи края и утверждения кровью добытых автономных прав, при дружном боевом сотрудничестве с главным командованием Юга России в деле осуществления общих задач по воссозданию единой, великой Родины - России...".

20 мая председателем Круга разослано было приглашение в Ростов представителям Кругов (Рады) и правительств трех казачьих войск на конференцию, которая и собралась там 11 июня.

Российская общественность и печать отнеслись к этому факту с единодушным и резким осуждением. Отражением тех взглядов, которые сложились тогда, может служить конспект "протеста", выработанный на соединенном заседании (20 июня 1919 г.) правлений "Национального центра" и "Совета государственного объединения России", гласивший:

"а) Исторические заслуги казачества в деле собирания мощи России весьма велики.

б) В настоящей гражданской войне и борьбе с большевизмом казачество занимает первое место, как в деле защиты своего края, так и для восстановления единства и былой мощи России.

в) Эти великие заслуги казачества, а также особенности его быта и исторически сложившихся сословных преимуществ дают ему право на самостоятельное устройство своей внутренней жизни и отводят ему почетное место при разрешении вопросов об окончательном устройстве Русского государства.

г) Идея организации "Юго-Восточного союза" как государственного объединения, которое должно быть противопоставлено охваченной большевизмом России, имела в свое время известное значение.

д) Ныне, когда восстанавливается единство России, причем представителем ее является в Сибири Верховный правитель России - Колчак, а на Юге - Добровольческая армия, сплотившая все антибольшевистские силы и ныне победоносно двигающаяся к Москве, возобновление вопроса о создании "Южно-русского союза" не только не оправдывается современной обстановкой, но и политически вредно, так как препятствует воссозданию единой государственности.

е) Стремиться ныне к созданию новых государственных образований - значит бессознательно содействовать намерениям Германии и ставить себе целью расчленение России".

К этому протесту предложено было присоединиться и "Союзу возрождения". Последний, избегая общения со СГОРом, отказался, но в повременной печати появился ряд статей Мякотина, обстоятельно доказывавших, что "называть формы и порядки управления, существующие сейчас в казачьих областях, демократическими, значит - пользоваться весьма неточной терминологией..." и что "объединение казачьих областей в один союз едва ли может дать прочный оплот правам и интересам демократии (вопрос об иногородних). А вместе с тем, раз такой союз возникнет, он неизбежно будет помехой для общегосударственной власти и, если даже признает ее, неминуемо явится ее конкурентом и будет затруднять ее действия". Мякотин призывал поэтому казачество к объединению "с властью адмирала Колчака".

Что касается более левых группировок, то, будучи принципиальными противниками "сословных организаций", они тем не менее, не желая оказывать хотя бы косвенной моральной поддержки Южной власти, хранили молчание.

Возмущение российских кругов было направлено не по надлежащему адресу. Взгляд на предполагаемый союз исключительно как на противовес общегосударственной власти проводили ярко и настойчиво одни лишь самостийные кубанские группы. И только под флагом казачьего объединения возможно было привлечение официального представительства Кубани к переговорам о создании общей власти. Дон и Терек в лице своих ответственных представителей и примыкавшие к ним астраханские делегаты держались иных взглядов. На конференции кадетов 20 июня Харламов заявил: "Пункт 7 резолюции, говорящей об отношении партии к краевым правительствам, отвечает моему credo; своим острием он направлен против кубанских самостийников. Они начинают сдавать свои неприступные позиции, и положение улучшается. На конференции в Ростове мы определенно заявили, что федерализм неприменим к России. Это книжная, надуманная схема, и процесс объединения идет мимо нее. Поэтому надо ясно учесть: идти с ним или против него. Я знаю, что кубанский атаман и большинство краевого правительства со мною, они не федералисты.

Деникин нашему взгляду вполне сочувствует. С Терека получены известия от Баскакова, что все идет успешно. Переговоры между государственными образованиями и командованием не должны пугать: это не договор и не сговор, а только форма, обстановка для безусловного подчинения. Мы хотим лишь областной автономии, которая, обслуживая нас, принесет пользу и общему делу".

Эти взгляды, которым не чужды были также генералы Богаевский и Сидорин, нашли отражение и на конференции, хотя далеко не в такой решительной форме, как у Харламова. Кубанская делегация, возглавленная Рябоволом, оказалась поэтому в положении меньшинства, заранее обреченного на изоляцию. И если верить сведениям, появившимся после крушения Юга и ставящим убийство Рябовола в вину одной из вольных контрразведок, то акт этот, кроме своей моральной неприглядности, был вместе с тем нецелесообразен политически, создав чрезвычайные затруднения для главного командования.

Кубанская делегация, отправившаяся на похороны Рябовола в Екатеринодар, не возвращалась. Конференция, прождав напрасно три дня, приступила опять к своим занятиям, приняв 20 июня постановление: "Признать безотлагательную необходимость организации временной общегосударственной власти на Юге России на основе представительства от государственных образований Юга России и главного командования ВСЮР".

Кубанские представители - Шахим-Гирей (председатель) и И. Макаренко - по прямому проводу из Екатеринодара настойчиво, но безуспешно убеждали конференцию в том, что "переговоры с генералом Деникиным преждевременны". И 21 июня делегация конференция в составе Харламова, Баскакова (делегат Терека, бывший профессор военной академии) и Каклюгина (управляющий отделом внутренних дел на Дону) во время проезда моего через Ростов познакомила меня с ходом работ и принятыми постановлениями. При этом установлено было полное единомыслие наше относительно идеи построения общерусской власти: Верховный правитель (адмирал Колчак) и его полномочный представитель на Юге - главнокомандующий, палата областных и губернских представителей, общее правительство, автономия казачьих войск.

Это неожиданное для многих и в том числе для кубанцев превращение конференции о казачьем союзе в конференцию об организации Южно-русской власти представлялось тогда огромным шагом вперед в области устроения Юга и консолидации сил его в борьбе с большевиками. По существу же 21 июня 1919 года после восьми месяцев бесплодных исканий, многовластия и тяжелого внутреннего разлада мы вернули вопрос об Южной власти к тому исходному положению, в каком он находился 16 октября 1918 года, когда я и "Особое совещание" предложили казакам проект конституции, отвергнутый Кубанью.

Кубанская делегация выразила "чувства крайнего сожаления, что Кубань была поставлена перед совершившимся фактом". Но после горячих прений и настойчивых убеждений прибывшей в Екатеринодар донской делегации кубанцы решили принять участие в дальнейших работах конференции при непременном, однако, условии, чтобы "продолжение переговоров с генералом Деникиным состоялось лишь после того, как представители Дона, Кубани и Терека примут необходимые решения по основным вопросам".

Эта вторая подготовительная стадия работ конференции, собиравшейся в Екатеринодаре, Ессентуках и Новороссийске и прерывавшейся продолжительными поездками делегатов для доклада своим представительным учреждениям, длилась два с половиной месяца. Трижды главы делегаций являлись ко мне в Таганрог для обмена мнениями и решения спорных вопросов. В середине июля состоялись два совместных с моими представителями заседания конференции для выяснения основных положений будущей конституции, не приведшие к полному соглашению. После этого до начала сентября продолжались работы казачьей конференции и ее комиссий по выработке положений о Высшем совете, правительстве и казачьей автономии. И по окончании этих работ со 2 сентября конференция вступила в третью стадию своей деятельности - окончательного конструирования государственной власти совместно с представителями главного командования.

Совершенно исключительное положение занимала во всех этих переговорах кубанская делегация, парализовавшая деятельность конференции всеми мерами, начиная с постоянных перерывов, побуждавших делегатов остальных войск продолжать занятия без кубанцев. Обстоятельство тем более серьезное, что решения принимались не персональным голосованием, а по государственным образованиям. Неумеренность отстаиваемых кубанцами положений, явно ведущая к разрыву, вызывала не раз возмущение среди донцов и терцев. Саботаж принимал оттенок анекдотический, когда, например, И. Макаренко с упорством раскольничьего начетчика по целым часам доказывал, что в редакции "Положения" - "правителем Юга России является главнокомандующий..." - слово "является" необходимо заменить словом "почитается", ибо первое "противоречит конституции Кубани...". На почве всех этих недоразумений произошел раскол и внутри самой кубанской делегации. И когда все же к началу августа выразилось явно настроение конференции к полному соглашению с главным командованием, Законодательная Рада на бурных заседаниях своих (1-5 августа) поставила прямо вопрос об отозвании своих делегатов с конференции...

Голоса умеренной части собрания, в том числе атамана, обрисовавшего возможность полной изолированности Кубани в политическом и экономическом отношениях, на этот раз перевесили. Рада 25 голосами при воздержавшихся черкесах (черкесский народ всегда был лоялен; но малоинтеллигентные представители его голосовали покорно по указанию Шахим-Гирея и Гатогоу) и большей части "черноморцев" санкционировала дальнейшее участие делегатов в конференции, мотивируя это решение тем, что все равно "результаты работ ее подлежат утверждению органов законодательной власти". Ввиду такого постановления председатель и члены делегации - Шахим-Гирей, И. Макаренко и Белый - сложили свои полномочия. Рада согласилась на освобождение Шахим-Гирея и не приняла отказа других. И. Макаренко стал председателем, а вместо Шахим-Гирея был назначен другой черкес - Гатогоу, демагог еще больший и такой же враг соглашения.

О политических течениях, наблюдавшихся в то время в Раде, один из членов кубанской делегации, Скобцов, говорил: "Их два: одно - то, которое желает вывести Кубань на широкую российскую дорогу, то есть на путь, предложенный Харламовым - участия в строительстве Южно-русской власти; второе - топтание на месте со взглядами, обращенными на юго-запад, то есть на Украину, где ожидается устройство "Кубанско-украинского союза". Эти группы выжидают событий, в зависимости от которых пойдут или по пути строительства России, или за Украину..."

Разрыв был пока предотвращен. Но все обстоятельства, сопровождавшие заседание Рады, давали почву для глубочайших сомнений в возможность при сложившихся на Кубани настроениях благополучного исхода конференции...

Но и помимо кубанской обструкции было немало серьезных мотивов расхождения.

Обе стороны - и мы, и казачество, - недостаточно считаясь с требованиями момента, проявляли чрезвычайную осторожность и осмотрительность в отношении будущего. Мы стремились к тому, чтобы создать нормальные взаимоотношения казачества Не только по отношению к временной власти ВСЮР, но и к России, не растрачивая государственных прав и не создавая опасных прецедентов для будущей общерусской власти. Казачество, наоборот, стремилось закрепить за собой maximum прав и "вольностей" именно в целях создания исторического прецедента, находя период безвременья наиболее подходящим для этой цели. В этом же стремлении кубанские делегаты требовали настоятельно предварительного заключения казачьего союза, чтобы во всеоружии силы ставить свои требования другой стороне. Притом непременно "с запросом". Эта черточка казачьей психологии весьма своеобразно проявлялась на Донском Кругу, где слышались речи: "Надо настаивать на федерации, тогда получим автономию; не то, говоря об автономии, получим... генерал-губернатора..."

"Торг" шел четыре месяца.

Государствоведы "Особого совещания" стояли твердо на том положении, что "русское государство, как единое целое, восстановлено с момента признания в нем единой Верховной власти в лице адмирала Колчака", и определяли поэтому порядок вхождения казачьих земель в общегосударственный строй односторонним актом власти Верховного правителя, осуществляемой через главнокомандующего Вооруженными силами на Юге России... Казачество держалось иной точки зрения, требуя учредительного съезда и союзного договора, октроируемого законодательными учреждениями всех договаривающихся сторон. Казачью точку зрения весьма ярко выразил донской атаман генерал Богаевский в своей приветственной речи членам конференции: "Дон сам откажется от части своих временных суверенных прав в пользу будущей государственной власти, но его достоинство и заслуги в упорной борьбе с большевизмом не позволят ему принять, как подарок, признание его внутренней автономии. Волею судеб она есть и будет".

Принцип октроирования свыше в предстоящем образовании власти имел между тем далеко не одно лишь принципиальное значение. Ибо на первых же порах на конференции встал остро вопрос о признании адмирала Колчака, к которому донцы отнеслись неопределенно, терцы и особенно кубанцы вполне отрицательно. Официальными мотивами такого отношения были: тяжелое положение к тому времени Восточного фронта, "недостаточная солидность базы, на которую опирается адмирал", форма правления его, "далекая от народоправства", "отсутствие гарантий сохранения демократических установлений на Юге" и так далее.

Пойти на такой шаг - игнорирования признанной мною Верховной власти - я очевидно не мог.

Мы проводили идею полной концентрации власти в виде диктатуры, признавая такую форму правления единственно возможной в небывало тяжелых условиях гражданской войны... Казачество, допуская единоличную власть главнокомандующего, добивалось "гарантий", превращавших "единство" в федерацию, диктатуру - в чистейший парламентаризм. Оно требовало права образования союзов государственно-правового значения и автономных армий; учреждения законодательной палаты вместо законосовещательной; назначения председателя правительства по соглашению со "съездом"; права палаты выражать недоверие правительству; искусственно создаваемого численного преобладания в Совете казачьих представителей и так далее.

Помимо принципиального отрицания нами юридической зависимости правителя от предварительного органа в период борьбы, такой порядок после признания Верховной власти адмирала Колчака не мог бы быть осуществлен иначе, как путем переворота. И я поставил перед конференцией вопрос о законосовещательных функциях палаты в ультимативной форме. Точно так же после опыта одной автономной армии создавать таких три значило бы идти не к объединению, а к расчленению и ставило бы в еще более тяжелое положение главное командование. Поэтому нашим представителям дано было указание: "Автономные армии не допускаются. Единая армия и единое законодательство (военное), считающееся с особыми условиями исторически сложившегося казачьего быта".

Интересно, что восточное казачество (Сибирь), пережив период "атаманства" (самовластие целого ряда крупных и мелких "атаманов"), также не оставляло притязаний на особую роль в государственном управлении. Казачья конференция требовала: 1) учредить министерство по казачьим делам с министром, избираемым казачьим Кругом (конференцией); 2) этот министр должен управлять ведомством при участии Круга; 3) ни один закон, касающийся казачества, не может быть проведен без рассмотрения Круга; 4) казачьими войсками должны командовать выборные походные атаманы...

"Прочитав этот проект в целом, - говорит омский министр Гинс, - можно было впасть в отчаяние безнадежности, до такой степени ясны были в нем личные стремления и политиканство..."

Возвращаюсь к Южной конференции.

С не меньшими трениями проходили у нас вопросы о казачьей автономии, в особенности в области экономических отношений. Представители командования блюли интересы государственные, казачьи представители стремились к возможно широкому обеспечению своих "вольностей" и своих богатств. Обе стороны вносили в переговоры ригоризм и большую страстность.

В такой сложной работе, оторванной от реальной жизни и не считавшейся с темпом быстро текущих событий - огромных и страшных, прошло целых шесть месяцев. Принципиальные вопросы, обеспечивающие полноту единоличной власти, удалось отстоять; в остальных - обе стороны пошли на уступки. И в конце декабря Дон и Терек пришли к полному соглашению с командованием о конструкции Южной государственной власти. Кубань же вновь воздержалась, а по станицам "Коп" рассылал многозначительные разъяснения: "Так что же казачество?.. Отвергнет ли оно мысль о диктатуре? Станет ли оно на защиту трудового народа, над которым уже вьются арканы, закидываемые помещиками, движущимися вместе с "Особым совещанием" при Добрармии?

Или его опять, как встарь, новоиспеченные цари и их лакеи обманут и приспят, опять обратят в опричников, в палачей свободы и народа?

Или, быть может, казакам, ушедшим далеко в глубь России, просто не дадут увидеть родной край, как не дали увидеть ближайшую судьбу родного народа и родного края Н. С. Рябоволу?" (брошюра "Казаки". Подзаголовок: "Издание отдела пропаганды Кубанского краевого правительства". Вызванное требованием командования распоряжение атамана об изъятии ее из обращения фактически выполнено не было).

Принципиальное соглашение с Доном и Тереком было достигнуто как раз накануне общей эвакуации Ростова и Новочеркасска, перевернувшей вверх дном все предположения и в корне изменившей взаимоотношения наши с казачеством.

http://stepanov01.narod.ru/library/denikin05/chapt09.htm
Слава тебе, Господи, что я казак!

Казаки не простаки,
Вольные ребята.
Носят шапки тумаки
И живут богато.
Поликарп
 
Сообщения: 202
Зарегистрирован: Сб июл 25, 2009 11:14 pm
Откуда: ст. Ермаковская
Национальность: донской казак

Re: Доно-Кавказский Союз

Сообщение Войсковой старшина » Пт ноя 20, 2009 7:48 pm

Цитата: 1) Доно-Кавказский союз состоит из самостоятельно управляемых государств: Всевеликого Войска Донского, Кубанского Войска, Астраханского Войска, Терского Войска и Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана, соединенных в одно государство на началах федерации. 2) Каждое из государств, составляющих Доно-Кавказский союз, управляется во внутренних делах своих, согласно с местными законами на началах полной автономии. 3) Доно-Кавказский союз имеет общую армию и флот. Командующий всеми вооруженными силами союза назначается Верховным Советом. 4) Доно-Кавказский союз имеет общие: монетную систему, кредитные билеты, почтовые и гербовые марки; общие тарифы: железнодорожные, таможенные и портовые, а также почтовые и телеграфные.
Вопрос:как в современном мире Вы представляете себе это обединение,особенно Союз горцев Северного Кавказа и Дагестана?
Аватара пользователя
Войсковой старшина
 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Ср июл 08, 2009 7:32 pm
Национальность: русский казак

Re: Доно-Кавказский Союз

Сообщение Поликарп » Пт ноя 20, 2009 9:56 pm

Войсковой старшина писал(а):Цитата: 1) Доно-Кавказский союз состоит из самостоятельно управляемых государств: Всевеликого Войска Донского, Кубанского Войска, Астраханского Войска, Терского Войска и Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана, соединенных в одно государство на началах федерации. 2) Каждое из государств, составляющих Доно-Кавказский союз, управляется во внутренних делах своих, согласно с местными законами на началах полной автономии. 3) Доно-Кавказский союз имеет общую армию и флот. Командующий всеми вооруженными силами союза назначается Верховным Советом. 4) Доно-Кавказский союз имеет общие: монетную систему, кредитные билеты, почтовые и гербовые марки; общие тарифы: железнодорожные, таможенные и портовые, а также почтовые и телеграфные.
Вопрос:как в современном мире Вы представляете себе это обединение,особенно Союз горцев Северного Кавказа и Дагестана?


А причем тут современность? Сейчас есть например Российский Конгресс Народов Кавказа.

Руководство РКНК:
Председатель Президиума: Паскачев Асламбек Боклуевич
Председатель Исполкома: Азимов Ахмед Сахратулаевич

Сопредседатели РКНК:
1. От армянской делегации: Нерсесянц Армен Володьяевич, предприниматель, заслуженный мастер спорта;
2. От адыгской делегации: Хурай Аслан Рамазанович, кандидат медицинских наук, ассистент кафедры глазных болезней Российского государственного медицинского университета;
3. От дагестанской делегации: Халидов Деньга Шахрудинович, вице-президент Академии геополитических проблем, руководитель Центра стратегических и этнополитических исследований, доктор политологии;
4. От горских евреев: Рагимов Ариф Давыдович, председатель Московской общины горских евреев;
5. От ингушской делегации: Яндиев Магомед Михайлович, полковник МВД в запасе;
6. От карачаево-балкарской делегации: Тоторкулов Алий Хасанович, президент Общественного фонда «Содействие развитию карачаево-балкарской молодежи Эльбрусоид»;
7. От чеченской делегации: Паскачев Асламбек Боклуевич, доктор экономических наук, профессор, директор Иститута налоговой политики при Министерстве РФ, руководитель Ассоциации чеченских общественных и культурных организаций;
8. От Оргкомитета: Газиев Газияв Магомедбекович, президент Ассоциации кавказских предпринимателей г. С-Петербург;
9. От Оргкомитета: Курбанов Руслан Вячеславович, кандидат политических наук, руководитель информационно-аналитического отдела РКНК;
10. От Оргкомитета: Маигов Саламбек Сайдиевич, к. экон. наук, президент межрегиональной экономической организации «Громос»;
11. Шамба Тарас Миронович, доктор юридических наук, профессор, президент Международной Абхазо-Абазинской Ассоциации;
12. От азербайджанской делегации: Вердиев Рауф Тельманович, вице-президент Федеральной национально-культурной автономии “Азеррос”;
13. Хубутия Михаил Михайлович, председатель “Союза грузин в России”;
14. Каболов Валерий Владимирович, председатель “Московской осетинской общины”;
15. Бондарев Василий Павлович, атаман Терского казачьего войска
Слава тебе, Господи, что я казак!

Казаки не простаки,
Вольные ребята.
Носят шапки тумаки
И живут богато.
Поликарп
 
Сообщения: 202
Зарегистрирован: Сб июл 25, 2009 11:14 pm
Откуда: ст. Ермаковская
Национальность: донской казак

Re: Доно-Кавказский Союз

Сообщение Войсковой старшина » Пт ноя 20, 2009 11:13 pm

Каким образом современные горцы и казаки смогут ужиться вместе?Вы в это верите?На моей памяти - только конфликты.
Аватара пользователя
Войсковой старшина
 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Ср июл 08, 2009 7:32 pm
Национальность: русский казак

Re: Доно-Кавказский Союз

Сообщение Поликарп » Сб ноя 21, 2009 12:04 am

Lancelot писал(а):
Ну раз от горских евреев есть то конечно...


Конечно что????
Слава тебе, Господи, что я казак!

Казаки не простаки,
Вольные ребята.
Носят шапки тумаки
И живут богато.
Поликарп
 
Сообщения: 202
Зарегистрирован: Сб июл 25, 2009 11:14 pm
Откуда: ст. Ермаковская
Национальность: донской казак

Re: Доно-Кавказский Союз

Сообщение Кёниг » Пт дек 11, 2009 12:46 pm

Войсковой старшина писал(а):Каким образом современные горцы и казаки смогут ужиться вместе?Вы в это верите?На моей памяти - только конфликты.
мое мнение, что казакам на Кавказе не выжить без помощи русских, также, как и русским без помощи казаков, так было, так и будет.

С уважением Кёниг
Кёниг
 

Re: Доно-Кавказский Союз

Сообщение -Малоросс- » Чт янв 06, 2011 1:58 am

Позор! прочитал я сообщения-форумы и просто в шоковом состоянии нахожусь! Так нас русских делили на украинцев, белорусов, великороссов! -Разделили! Теперь придумывают нам Казакии ,Сибирии и пр! А мы хаваем и потакаем! Так нас разрозненно и скушают! Только вместе мы сила - все русские! и малороссы и белоруссы, и великороссы, и казачество, как саммое активное русское сословие! и только так мы сможем выжить!

Позор - это когда в чужой монастырь со своими глубокими мыслями. Не стоит писать на форуме, не ознакомившись предварительно с правилами и рекомендациями для его участников. Напомню одно из них, если сами Вы поленились ознакомиться.

Настоятельные рекомендации:
2. Сайт Вольная Станица является казачьим национальным интернет ресурсом.
Основное направление деятельности, это поддержка и развитие национальной идеи в интернете и за его пределами.
В связи с этим просьба заранее подумать о том, стоит ли вам оспаривать то, ради чего мы здесь все собрались.
Упорные попытки доказать несостоятельность национальной идеи в итоге приведут к бану.


Вадько
-Малоросс-
 
Сообщения: 1
Зарегистрирован: Чт янв 06, 2011 12:05 am
Национальность: русский
Откуда родом: Новый Егорлык

Re: Доно-Кавказский Союз

Сообщение саша » Пт янв 07, 2011 9:26 pm

-Малоросс- писал(а):Позор! прочитал я сообщения-форумы и просто в шоковом состоянии нахожусь! Так нас русских делили на украинцев, белорусов, великороссов! -Разделили! Теперь придумывают нам Казакии ,Сибирии и пр! А мы хаваем и потакаем! Так нас разрозненно и скушают! Только вместе мы сила - все русские! и малороссы и белоруссы, и великороссы, и казачество, как саммое активное русское сословие! и только так мы сможем выжить!


[/color]
Вы считаете что нас(вас) ещё не скушали ?Кто скушал народы ранее отколовшиеся от России? Легче кушать всех согнав в один лагерь(показательное слово) и создать иллюзию того что вы чтото там решаете,когото выбираете.Отделятся уже поздно,отделится от России казакам значить отделится от того львиную долю чего собрали деды и прадеды.Нужно пробраться во власть в России и самим потом решать что делать.
саша
 

Re: Доно-Кавказский Союз

Сообщение Мамай » Вт фев 01, 2011 11:42 am

«Они, убежав к нам на Дон и Кубань, повесили Кулабухова, застрелили Рябовола, отравили Мамантова, оставили казаков в Новоросийске. При помощи наших, казачьих, холуев. Вся антибольшевисткая борьба была проиграна лишь из-за тупого, безыдейного, преступного неделимчества. Неделимчества, поддерживаемого теперь Никитой (Хрущевым) через Чеботаревых, насаждаемого американским комитетом «Свобода», рядом мелких агентов или просто эмигрантскими политическими ублюдками. Недобитки деникинщины пытаются в Мюнхене создать группу, в будущем нужную на роли убийц и вешателей, какими эти деникинцы были у нас» (Поляков «Казакия» 8 1964г.).

Да так оно и было.....Белые генералы укрылись у казаков,а потом начали политику свою двигать......Про Рябовола много статей читал,шо его беляки завалили....
Поляков молодец,доходчиво и кратко написал

Позор! прочитал я сообщения-форумы и просто в шоковом состоянии нахожусь! Так нас русских делили на украинцев, белорусов, великороссов! -Разделили! Теперь придумывают нам Казакии ,Сибирии и пр! А мы хаваем и потакаем! Так нас разрозненно и скушают! Только вместе мы сила - все русские! и малороссы и белоруссы, и великороссы, и казачество, как саммое активное русское сословие! и только так мы сможем выжить!

Эх......ну правила ж сайта надо читать,а то опять единая неделимая,вы сословие...тьфу...
Не зречемося крові і честі !
Аватара пользователя
Мамай
 
Сообщения: 182
Зарегистрирован: Пн окт 19, 2009 11:29 am
Национальность: Козак
Откуда родом: Острогозький полк

След.

Вернуться в Казакия

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ Яндекс.Метрика