Последнее на сайте

Новости

Православный календарь






Наказ выбранному от состоящих в Оренбурге старшин и казаков

Казачество с XVI по XIX века

Модератор: Старый

Наказ выбранному от состоящих в Оренбурге старшин и казаков

Сообщение Старый » Вс авг 18, 2013 6:03 pm

В силе всевысочайшего и всемилостивейше обнародованного Ея Императорскаго Величества Манифеста о выборе и отправлении в первостоличной город Москву к сочинению проекта Нового Уложения депутатов выбранный Оренбургских нерегулярных войск от состоящих в городе Оренбурге старшин и казаков депутатом. И отправляйтесь в помянутой первостоличной город Москву, куда вам, немало не помешкав, ехать. А по приезде явиться в Правительствующем Сенате. И будущий при сочинении проекта Нового Уложения по данному полномочию чинить всенижайшия представления о нижеследующих помянутых старшин и казаков по их представлениям нуждах и недостатках.

1

Оренбургские старшины и казаки, хотя и на окладном денежном жалованье состоят, но как они с начала каждой весны почти все без остатка располагаемой отбывают по линии фарпостами и продолжают оные с переменно до нападения снега, где будущи не токмо должную свою службу исправляют, по линии разъезды, отъезжие караулы, поиски и погони за неприятелем чинят, канвоируют всякого звания людей проезжающих, но и в подводы под отвоз следующих орденарных почт. И при оных пассажиров всякого звания людей и курьеров употребляется. А особливо под шлющихся в Нерчинск на поселение крестьян на их же казачьей собственной упряже, но того ради по сдешнему пограничному безлестному месту и по отдалению /Л. 163 об./ от внутренних российских жительств покупается над миром высокою [164] ценою, а некоторые из них и в зиму для воски ординарных почт, чтафетов и курьеров оставляемыя бывают. Да и те, которые на зиму в домы хотя отпускаются, без службы в зимнее время бывают, а употребляются в караулы, в канвой и другия разныя посылки. И подводы же не только под людей, но и к воске на казенные потребности лесу, дров и продчие через немалые разстояния. А к тому же город Оренбург столь быть от российских жительств в отдалении, следственно они, старшины и казаки, яко жительствующие в городе Оренбурге и на самой линии, принуждены как для себя, так и для семейств своих покупать хлеб и протчее к содержанию нужное и необходимое и всякого же окладного денежного жалованья против живущих во внутренних местах российского государства весьма дорогою ценою. И особливо еще то, что близ оного города не только дельного лесу, годнаго на строение, нет, но и дрова возят лошадьми и по большей части в зимнее время и с прикрайнею, по степному сдешнему месту от бываемых стуж и метелей нуждою разстоянием от города не менее 40 верст. Да и тех уже встать может на малое время. А летом за отлучкою от домов своих для службы к приготовлению оных не малейшего время им нет. В их же казачьих домах летом и зимою квартируются регулярные команды, яко то полевые гарнизоны и продчие, и стоят в каждом доме человека по два и по три. И особливо штап, обер-офицеры в особлевых покоях, а дрова и продчие употребляется все хозяйское и по таковому состоянию их службы и недостатков вошли они в самую бедность и в неоплатные долги и по неимению /Л. 164/ дров принуждены употреблять и иные сами, а у других постояльцы на потопление печей строение, яко то заплаты и протчие. А естли далее оные постои у них будут, то совсем свои домы вместо дров прижечь могут. А вновь поправке за неимением близ Оренбурга лесов, а издоли к добыванию времени будет им ничего и по таковой крайней и необходимой нужде просят они, старшины и казаки, что бы: первое, от употребления в подводы и другие повозки отменить, а употреблять их в единственную воинскую по их званию службу. Второе, постоев, яко сами они во всегдашней находятся службе и не имеют времени, не только к поправлению своих домов и они же к приготовлению на топление оных дров не ставят.

2

Сдешние как старшины, так и казаки, хлебопашества не имеют и впредь иметь по всегдашнему их в службу употреблению не могут. А довольствуются, как во всей их службе принадлежащей исправности они только показанным выше всего окладным жалованием, так и хлеб покупают из того же жалования привозной из российских жительств из дальних мест. И как привоздится оной сухим путем и не всегда, то продается дорогою ценою. А временем бывает так, что не за какую цену достать не могут. А из казны онаго им кроме того, как на форпостах находятся, не поскольку не дается и по такой их нужде к крайнему недостатку не будет ли. Принято в разсмотрение, чтобы коих жалования, которых производятся в год по 15-ти рублеф, а старшинам с некоторою малую прибавкою и которую едва только [165] становятся на принадлежащую к службе исправность. Придавать каждогодно месячной продчих салдацких дачь провиант. /Л. 164 об./

3

Пониже всякому служащему рядовому казаку положено иметь для службы Ея Императорского Величества по две лошади. А старшинам по их чинам по-одному другого больше, по которому положению они каждой имеют, но рационов на них производить не положено. Кроме того, только, когда они бывают по линии на форпостах и по тому принуждены они в зиму заготовлять на тех своих лошадей сено, наймов из того же своего жалования. Ибо им самим за отлучкою, как выше всего сказано, от домов их в службу, заготовлять много время не достает. И как по удалению от российских жительств города Оренбурга работных людей весьма находятся во оном малое число и тогда только из своих жительств в Оренбург для найму приходят, как сенокосное время наступит, от чего и найм к поставке сена бывает весьма дорог. А как оный сенокос чинится, то паки отходят на прежние свои жительства. А в Оренбурге к найму на домовую работу уже никого не остается. Дворовых людей по указам не тогма казакам, но и старшинам иметь не велено, потому и по мало имение у казаков сенокосных мест. Да и то большей частию в отдаленные места заготовляют его немного. Так что многие из них, казаков, покупая у обывателей дорогою ценою помянутых для своих служащих лошадей и протчий скот с крайнею нуждою пробавляют и выводят. Что и нынем временем по недостатку корму от худобы лошади и протчий скот помирает. И по сей необходимой нужде не соизволено ли будет старшинам и казакам дворовых людей покупая, у себя иметь хотя с положением по чинам их числа душ или производить на служащих их лошадей фураж.

4

В сдешния войсковыя, так и в продчия старшина производитца по старшинству и достоинству из казачьего корпуса. А некоторые в том же корпусе из дворян и продолжают службу свою с усердием и ревностью, за которую по порядку /Л. 165/ и чинами награждаются, тогма не казацкими, а нерегулярными. Когда же из тех войсковых и продчих чинов кто за ранами, полученными от неприятеля, и за старостями и болезнями от службы отставляются, то и тогда за верноусердные долговременные беспорочные их службы чинов регулрных ниже, чего по их смерти на пропитание как продчие беспоместные, отставляемые из регулярной службы офицеры, награждения не даются. И по неимение пропитания кормятся христовым именем и через то службе наносят предосуждения. А к тому старшины, будущей между регулярными, а особлево в командированиях, по не имению, кроме казацких, регулярных чинов от оных регулярных нетокма обер-, но и унтер-офицеров, невзирая на их ревностную и всегдашнюю службу и вящие защищения границ, презираемый и [166] уничтожаемый бывают, так что они, старшины, подлежащим и за команду свою выступаться и говорить не смеют. А из-за того рядовые и нижние чины принуждены от тех регулярных нести всякое притеснение и терпеть несносные обиды. И просят они, старшины, чтобы за их верные и всеусердные службы пожалованы им были чины против регулярных и отставках оных за их долговременные и беспорочные службы награждены были так, как и от полков отставляемые награждаются.

5

Сдешний казачий корпус составляется переведенными по высочайшему указу из городов Самары и Уфы из бывших там казаков. А есть несколько из дворян, которых предки в оных городах находившиеся, службу свою отправляли по тогдашней тех городов пограничности. А сверх того бывали в разных и не мало временных походах, а именно: в низовом корпусе в щвецком и турецком и продчих знатных походах, где продолжали /Л. 165 об./ службу свою верно и всеусердно, без малейшего порока и нарекания. За которой их службы по тем городам имели жалованья, земли, сенные покосы, рыбные ловли и продчия угодья с нималым удовольствием. Но которых при переведении в новозаводимой город Оренбург принуждены были лишиться. А в Оренбурге как старшины, так и казаки службу свою продолжают также ревностно и беспорочно, но такового удовольствия, как предки их на прежних своих жительствах имели, ни в чем, кроме сенных покосов, и то в ближнем к Оренбургу месте малого доля не имеют. А большей частью отведены им в отдаленных местах, а довольствуются ближними покосами разночинцы. И того ради всенижайшая просят, чтоб землями, рыбными ловлями, а паче ближними сенными покосами были они, старшины и казаки, яко конную службу по сдешнему пограничному месту отправляемые, пред продчими обывателями другими чинами удовольствованы.

Дан в городе Оренбурге от войсковой канцелярии 1767 году мая 16 дня. Подполковник Василий Могутов, полковник Андрей Углецкой, войсковой писарь Василий Федотов. Писарь Андрей Халевич.
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty ... -20/10.htm
Старый
 
Сообщения: 1831
Зарегистрирован: Пт июл 03, 2009 4:14 am

Вернуться в Золотой век

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ Яндекс.Метрика