Последнее на сайте

Новости

Православный календарь






Бегство донских казачьих полков с Кубани

Казачество с XVI по XIX века

Модератор: Старый

Бегство донских казачьих полков с Кубани

Сообщение dzick » Сб окт 11, 2014 9:17 pm

Ровно 220 лет назад произошло событие о котором сейчас вспомнят немногие...
Командиры Донских казачьих полков находившихся на Кавказской Линии:
Луковкин (1792-?)
Поздеев (Паздеев)(1792-?)
Кошкин (1792-?)
Станицы, которые комплектовали эти полки:
Раздорская,
Цымлянская,
Быстрянская,
Нижне-Каргалинская,
Кулишацкая (Кумшацкая) на Донце,
Катериновская,
Верхняя Кундрюческая,
Нижняя Кундрюческая,
Камышевская,
Бугаевская (Багаевская),
Бесергеневская,
Мелиховская,
Маноцкая,
Пятиизбянская,
Верхне-Чирская,
Нижне-Чирская,
Кобылянская,
Есауловская.

Командовал ими Генерал-майор Булгаков, в ведении которого находились посты и укрепления Кубанской Линии от Прочного-окопа до Воронежского редута...

Общее число бежавших из всех трех (казачьих) полков, расположенных на Кубанской Линии (1793 г.), как это видно из подробных именных списков, представленных генерал-аншефу Гудовичу, простиралось до 784 человек и, в том числе, полка Луковкина - 241 чел., Поздеева - 330 чел. и Кошкина - 213 чел...
Мотивы отказа Казаков возвратиться на Линию и влияние в этом упорстве Белогорохова достаточно полно выясняются в рапорте князя Щербатова Гудовичу, где говорится следующее: "Посланный от меня для разведывания, как доносил я моим рапортом от 6 сего месяца с № 52, есаул Кандаков вчерашний день к вечеру возвратился; был по Дону в Раздорской, Цымлянской, Быстрянской, Нижне-Каргалинской. в Кулишацкой (так в тексте - Л.С.) на Донцу, в Катериновской, Быстрянской-же, Верхней и Нижней Кундрюческой станицах и, в самом наконец, хуторе, где живет бунтовщичий атаман Белогорохов... Все бунтовщики единогласно отказываются от возвращения, но заметно также между прочим некоторых и колебание в своем упорстве, потому что ссылаются из них одни на других, но никто не осмелится против сделанных прежде клятв приступить к послушанию, будучи поддерживаемы Белогороховым и другими его сообщниками...
Примите мой труд, если надо то отругайте да только не очень, ведь когда делают первые шаги, то всегда спотыкаются. Не могу судить о достоинствах, но чего хотелось, то произошло… Что касается моей работы, то это не сборник, а только «материалы» (А. Бигдай)
Аватара пользователя
dzick
 
Сообщения: 349
Зарегистрирован: Ср мар 09, 2011 10:01 pm
Откуда родом: Кубань

Re: Бегство донских казачьих полков с Кубани

Сообщение dzick » Сб окт 11, 2014 9:19 pm

Белогорохов выехал из своего дома июня 28 числа (1793 г. - Л.С.), с тем, чтобы собрав от бунтовщиков денег, ехать в Петербург; 29-го приехали к нему Камышевской станицы два казака Мухины требовать приказания идти-ли им в полки или нет, а августа 5-го из Бугаевской, Бесергеневской и Мелиховской станиц человек до тридцати с тем, чтобы спросить у него, поедет ли он в Петербург, а ежели нет, то они выберут другого; но не застав в доме, возвратились все в свои места. В Цымлянской станице, на бывшей ярмарке, от приехавших из Пятиизбянской станицы казаков сказано Кандакову, что первого августа Белогорохов, был в оной и на случившемся тогда станичном сборе, когда посланные от Войска уговаривали возвратиться беглецов к своим местам, Белогорохов то им запрещал, а станица будучи недовольна таким вводимым от него беспокойством грозила посадить его под караул, а не смела в точности исполнить, не имея на то повеления, отчего он из оной скоро уехал и отправился вверх по Дону по всем тем станицам, где есть беглецы, с коих сбирал деньги с каждого по пяти рублей: однако-же некоторые из них и не дали; а с сими деньгами, уверяют как жена его, так и прочие сообщники, будто бы подлинно уехал в Петербург, взял с собою еще пять человек из ближних своих помощников; но справедливо-ль то наверное не утверждают, а только по сие время его в доме нет и где находится не слышно...".
Между тем Фока Сухоруков, оставшийся после Белогорохова главным предводителем бунтовщиков, сгруппировав около себя толпу своих единомышленников в числе около 150 чел., переходил с ними из станицы в станицу и энергично поддерживал пламя мятежа. А когда из Черкаска (так в тексте - Л.С.), по распоряжению гражданского правительства, выслана была команда "для вразумления и недопущения его до дальнейшего какого-либо зла" Сухоруков обнаружил (оказал - Л.С.) вооруженное сопротивление, но был все-таки взят под арест и вместе с другими главнейшими виновниками беспорядков Казаками: Трофимом Штукаревым, Савою Садчиковым, Иваном Подливаленым и Дмитрием Поповым отправлен в Петербург...
Примите мой труд, если надо то отругайте да только не очень, ведь когда делают первые шаги, то всегда спотыкаются. Не могу судить о достоинствах, но чего хотелось, то произошло… Что касается моей работы, то это не сборник, а только «материалы» (А. Бигдай)
Аватара пользователя
dzick
 
Сообщения: 349
Зарегистрирован: Ср мар 09, 2011 10:01 pm
Откуда родом: Кубань

Re: Бегство донских казачьих полков с Кубани

Сообщение dzick » Сб окт 11, 2014 9:20 pm

В это время Белогорохов, не успев выполнить своего намерения, был уже схвачен, заключен под стражу и для суждения его, а также главных его сообщников, при Государственной Военной Коллегии (от 10 июня 1793 г. № 8765), посланном находящемуся в крепости св. Дмитрия (г. Ростов-на-Дону) за обер-коменданта бригадиру Машкову виновность зачинщиков беспорядков на Кубанской Линии и на Дону определена следующим образом: "Белогорохов, когда по Высочайшему повелению для построения на Линии станиц наряжаемы были Войска Донского полков там находящихся казаки к рубке лесу, то он первый разглашал, что хотят их там поселить не по очереди, без воли Монаршей, а с ведения Войскового Атамана, привел чрез то к неповиновению и, обратя многих на свое мнение, выбран сперва между Казаками полка полковника Паздеева начальником, а потом когда присоединились к ним полков Луковкина и Кошкина Казаки, сделался главным предводителем над всеми: забрав с собою полковые знамена и оставя Линию, повел их к Черкаску и, неповинуясь воспрещению посланных к удержанию от того, а потом от Войскового атамана приказанию, полученному в том их пути от возвратившегося отправленного пред тем от них Казака Сухорукова, чтобы исполняли от начальства повелеваемое, не возвратился на Линию, а, пришед в Черкаск с предводимою им мятежническою толпою, усиленным образом вынудил от Войскового атамана приказы, а от гражданского правительства грамоты, чтобы не только позволено им было всем войти в свои дома, но чтобы сочтено было им бытие их на Линии за службу, и что они с Линии бежали не попрекали-бы их тем никто; потом, когда разошлись по станицам, то он собирал некоторых к себе, советовал при делаемом им от правительства увещании к возвращению на Линию не повиноваться, а отправить нарочного в Петербург с просьбою дабы навсегда освободиться от переселения; располагал складку на путевые к тому и прочие надобности, и поехал сам сюда в Петербург, оставя по себе главным Фоку Сухорукова, приказал ему иметь над прочими, чтобы не возвращались на Линию, неослабное смотрение, сбирать деньги и доставлять к нему в Петербург. А в комиссии военного суда не только в этом ни малейшего раскаяния не сделал, но даже оказывал свою злоумышленность, не признавался и, не внимая всевозможных увещеваний, не отвечал и на вопросы. Сухоруков, когда послан был от товарищей в Черкаск к Войсковому атаману с прошением об избавлении от поселения и получа от него приказание, всем полкам на Линии находящимся, о повиновении и исполнении повеленного и будучи с тем отправлен обратно на Линию, повстречавшись с едущими с оной, вместо должного им о повеленном внушении и от предпринятого намерения, присоветовал всем им идти в Черкаск, куда и сам с ними возвратился, где во всем происшедшем был Белогорохову сообщник а, по отбытии его, собрал некоторых Казаков и с ними, шатаясь по станицам, умножил толпу свою до полутораста человек, с коими переходя с одного места на другое, делал разные возмущения, и ни на какие увещевания не склоняясь; высланной от Войскового гражданского правительства для недопущения его дальнейшего какого-либо зла команде противился вооруженною рукою, приняв в намерение ожидать возвращения Белогорохова, о котором разглашено было, якобы отправлен из Петербурга с особою честью, однако-ж приверженными к нему чрез разные о прошении их уверения пойман и выдан. Штукарев, Садчиков, Подливалин и Попов - в побеге с Линии состояли в числе старших, и из них были: первый выбран в полку Кошкина начальником, второй - из первых сообщников Сухорукова в толпе им предводимой, а последний - из поспешествователей к отъезду в Петербург Белогорохова; однако-ж кроме сего соучастия и упрямства, оказанного при случае увещания о возвращении к полкам из коих бежали, никакого впрочем зла от себя не учинили, и по поимке их оказали совершенное чистосердечным во всем признанием раскаяние..."
Примите мой труд, если надо то отругайте да только не очень, ведь когда делают первые шаги, то всегда спотыкаются. Не могу судить о достоинствах, но чего хотелось, то произошло… Что касается моей работы, то это не сборник, а только «материалы» (А. Бигдай)
Аватара пользователя
dzick
 
Сообщения: 349
Зарегистрирован: Ср мар 09, 2011 10:01 pm
Откуда родом: Кубань

Re: Бегство донских казачьих полков с Кубани

Сообщение dzick » Сб окт 11, 2014 9:34 pm

На основании вышеприведенных обвинений комиссия военного суда относительно главных виновников бунта постановила: "яко достойно заслуживающих смертную казнь, по силе (1)754 года, Сентября 30 дня указа, исключа из Войска Донского, наказать в крепости Св. Дмитрия при собрании из станиц по нескольку Казаков, кнутом и, дав Белогорохову пятьдесят, а Сухорукову тридцать ударов, с вырезанием обеих ноздрей и с поставлением указанных знаков, сослать в каторжную, в Нерчинск, работу. Что же принадлежит до Штукарева, Садчикова, Подливалина и Попова, которые, хотя и подобные Белогорохову и Сухорукову, сопреступники и первый из них был выбран начальником в полку Кошкина, а последний оказался из числа споспешествователей к отъезду в Петербург Белогорохова, однако-ж зла и разврата учинили менее прочих и в допросах своих в комиссии говорили с признанием и раскаянием, Садчиков же, бывший в числе первых сообщников Сухорукова, в толпе им предводимой, и Подливалин по всем в деле до них относящимся обстоятельствам оказались людьми легкомысленными и слепыми последователями только мнениями других, без размышления о предприемлемом, то, наказав их в той же крепости плетьми, употребить по рассмотрению Войскового гражданского правительства, в неочередь на службу, и для исполнения всем им определяемого показания отослать туда скованных, за надежным и безопасным караулом, при исправном офицере, о чем Войска Донского Войсковому гражданскому правительству и куда следовало указы посланы; а вышеозначенные Казаки, скованные за надежным и безопасным караулом, в крепость Св. Дмитрия под смотрением Кубанского егерского корпуса секунд-майора Веревкина отправлены, июня 10 дня, 1793 года" (Подписали: князь Туркестанов, обер-аудитор Михаил Усачев и генеральный писарь Семен Казаков).
9 июля в пять часов вечера Белогорохов и его сообщники прибыли уже в крепость Св. Дмитрия и были сданы исправляющему должность обер-коменданта, артиллерии подполковнику Бриммеру, а 12 августа совершена над ними экзекуция в присутствии 183 Казаков, собранных с этой целью, по распоряжению Войскового гражданского правительства, со всех станиц Донского Войска. Опасаясь, чтобы экзекуция эта не вызвала новых беспорядков на Дону, Президент Военной Коллегии, граф Н.И. Салтыков, в письме к генерал-аншефу И.В. Гудовичу от 26 июня предлагает, чтобы батальоны Кубанского егерского корпуса оставались в Ростовской крепости до окончания экзекуции, "а потом, ежели никакие неизвестные ныне обстоятельства не встретятся, то можно и взять их оттуда; не желал бы я, чтобы Ваше Высокопревосходительство хотя один батальон оставили там на зиму, так как после известного происшествия на тишину в тамошнем крае не вдруг обеспечиться можно". Опасения графа Салтыкова оказались напрасными: экзекуция прошла благополучно, надобности в войсках, придвинутых к Ростовской крепости уже не представлялось и, потому, 2-й батальон Кубанского егерского корпуса, по предписанию Гудовича, 17 августа выступил из Ростовской крепости в Усть-Лабинскую...
Примите мой труд, если надо то отругайте да только не очень, ведь когда делают первые шаги, то всегда спотыкаются. Не могу судить о достоинствах, но чего хотелось, то произошло… Что касается моей работы, то это не сборник, а только «материалы» (А. Бигдай)
Аватара пользователя
dzick
 
Сообщения: 349
Зарегистрирован: Ср мар 09, 2011 10:01 pm
Откуда родом: Кубань

Re: Бегство донских казачьих полков с Кубани

Сообщение dzick » Сб окт 11, 2014 9:36 pm

Zwiad_kozacki[1].jpg

После наказания главных виновников беспорядков, общественное спокойствие на Дону представлялось Гудовичу настолько обеспеченным, что он признавал возможным, не теряя времени приступить к выполнению Высочайшего повеления о переселении Донских Казаков на Кубанскую Линию и в августе месяце одновременно сообщил об этом графу Салтыкову и генерал-поручику Иловайскому. - Последний, ссылаясь на именной Высочайший указ, данный на его имя 18 августа 1792 года, в котором говорится, чтобы все распоряжения по переселению 3000 семейств (!) на Кубань Иловайский соображал с мнением Войскового правления, обсудив этот вопрос совместно с членами "Войскового правительства", ответил Гудовичу, что "избирая на сие древний Донского Войска на таковые случаи употребляемый обряд, по которому всяк, кто бы где в отдаленных на службе местах не обращался должен участвовать в сем наряде, если станичное положение назначит оного к сему поселению, а по сему исполнение Высочайшего Ея Императорского Величества повеления не иначе со стороны Донского Войска, как к будущему за сим лету последовать имеет"...
Для объявления Высочайшего повеления о наряде 3000 семейств для поселения на Кубанской Линии Войсковое правительство Донского Войска избрало особых старшин и в сентябре месяце отправило их по всем станицам с особыми от себя "известительными грамотами". Как было встречено в станицах это объявление видно из... рапорта Иловайского генерал-аншефу Гудовичу от 24 сентября № 6: "По открытии всему Донскому Войску Высочайшего именного Ея Императорского Величества указа об отряде на Кубанское поселение повеленного числа семейных Казаков, лежащие от Черкаска, в верх по Дону, Бесергеневская, Мелиховская и Раздорская станицы посланного с известительными грамотами и с объявлением того Высочайшего повеления войскового старшину Алексея Макарова не приняли, и как тех грамот, так и его увещания о приеме оных слышать не хотели, а также Маноцкая и Багаевская от 16 сентября в таком же упорстве были, однако-ж того числа принять те грамоты от коих и ожидается исполнение по таковому же упорству означенных станиц. Дабы отнять у них надежду в непослушании, остановил я идущий на Линию третий Кубанский егерский батальон, о чем дал знать к господину бригадиру и кавалеру князю Щербатову, чтобы так же остановить на время и четвертый, а между тем требую от них атаманов и стариков спросить о причине неповиновения, и раствердить от важности их непослушания, и употреблю все средства в приведении их к должному повиновению, и что происходить будет Вашего Высоко-ства извещать не промену, но на всякий несчастный случай, чтобы были всегда у таковых слабомыслящих в глазах регулярные войска, прошу Вашего Высоко-ства сии два егерские батальона приказать расположить на зимнее пребывание в ближайших к Дону Воронежского наместничества уездах". Одновременно с этим рапортом Гудович получил от князя Щербатова донесение за № 4, следующего содержания: "Удержание от следования батальонов - третьего на Линию, а четвертого - на зимовые квартиры по сообщении ко мне от господина генерал-поручика Войскового атамана и кавалера Алексея Ивановича Иловайского, которое вчерашний день оригиналом имел честь представить гораздо меньше, по личному моему извещению, наводить бы должно беспокойства, нежели по содержанию его казалось. причина такового требования вышла по объявлению мне Его Превосходительством из следующих обстоятельств: что старшина Макаров послан был с учиненным в правительстве определением объявить наряд в четырнадцати станицах, лежащих от Черкаска в верх по Дону, зачиная от Маноцкой; в сей продержали его четверо суток колебаясь принять-ли тот наряд или нет, наконец, не принявши, отпустили; посланный поехал в Багаевскую, которая равно-ж поупорствовала, что продолжалось по 16 сентября, а с того числа хотя и приняла однако-ж поныне о исполнении рапортов правительство не имеет; за тем же последующие Бесергенеевская, Мелиховская и Раздорская, как принять отказались, объявя свое нежелание к поселению, то старшина далее уже в другие не поехал и, хотя не знал о положении тех, заключил по первым пяти быть им таковыми-ж; почему правительство намерение имело понудить их войском, чтобы привести к скорейшему исполнению, и полагало подвести к ним оное для устрашения, или поставить на квартиры по некоторой части в каждую станицу. Я слыша таковые обстоятельства приведшие уже в беспокойство Донское начальство, судил предприятие их не соответствующим вовсе намерению к исполнению потому что: 1-е - само же правительство полагает многие станицы, от коих имеет рапорты, наряд сей охотно выполняющими, 2-е - о других не имеет еще никакого сведения, как-то и по сей дистанции в девяти никто не был и ничего от них наверное заключить не могут, наконец же 3-е - что из сих пяти не все одного мнения, то и предложил я мою мысль - лучше наперед принять средства к увещанию чрез благонамеренных, поставляя в пример им другие станицы нежели употребить предпринимаемую какую-либо строгость, которая, кроме ожесточения, ничего не сделает, а время еще довольно остается, покуда им выходить должно будет, на их обращение к повиновению, в которое, ежели употребятся сильные им доказательства о важности упорства, может быть переменить оное, тем более тогда, когда они увидят протчих свою должность исполнявшими; присовокупил к тому еще и то, что употребление войск регулярных должно быть в крайней нужде, но оной теперь не предвидится, и с такою при том силою, дабы не повинующиеся, почувствовав совершенное к ним почтение, оставя свои упорства все выполнили; но того, как без Высочайшей власти сделать не можно, следовательно, ежели бы твердо противящиеся положили быть в своем упорстве, один вид не только не устрашит их, но сделает еще дерзостнейшими Его Превосходительство, внемля таковому с моей стороны суждению, определить изволил - послать в последние десять станиц другого надежнейшего старшину к объявлению того наряда и ждать от посланного о исполнении сведения; отказавшихся же к принятию, положил уговаривать добронамеренными, и сверх того лично призвать к себе станичных атаманов и стариков и увещание, и лучше рассудил исправлять чрез время кротостию, ожидая решительных при том извещений от всего Дона, о коих обещал давать знать, ежели бы где не по желанию происходило."...
Примите мой труд, если надо то отругайте да только не очень, ведь когда делают первые шаги, то всегда спотыкаются. Не могу судить о достоинствах, но чего хотелось, то произошло… Что касается моей работы, то это не сборник, а только «материалы» (А. Бигдай)
Аватара пользователя
dzick
 
Сообщения: 349
Зарегистрирован: Ср мар 09, 2011 10:01 pm
Откуда родом: Кубань

Re: Бегство донских казачьих полков с Кубани

Сообщение dzick » Сб окт 11, 2014 9:38 pm

Предположение князя Щербатова на благоприятный исход дела не оправдались. Вопрос о переселении на Кубанскую Линию, как оказалось вскоре, далеко не обещал миролюбивого разрешения. В пяти станицах Казаки упорно отказывались исполнить Высочайшее повеление и склонить их к повиновению Войсковое начальство не могло. По крайней мере первые попытки к этому были вполне не удачны. Гудович, сделавший распоряжения, на основании успокоительных донесений князя Щербатова о следовании батальонов Кубанского егерского корпуса к местам назначения, на зимние квартиры, не предвидя в них надобности на Дону, получил от графа Салтыкова письмо от 10 октября, в котором он пишет, что в виду "новых в станицах происшествий" он признает необходимым принять меры предосторожности и по этому приказал князю Щербатову приостановить движение Кубанского егерского корпуса и расположить батальоны вблизи Донских станиц. 22 декабря Казаки Пятиизбянской, Верхне и Нижне Чирских, Кобылянской и Есауловской отправили к своему Войсковому атаману, А.И. Иловайскому, следующее прошение: "Хотя грамотами Войскового гражданского правительства, минувшего ноября от 3 числа посланными чрез нарочного почтальона запрещено производить просьбы об отмене нынешнего важного наряда Казаков на поселение по Кавказской Линии, и хотя оный наряд чинится не по собственному Войскового гражданского правительства повелению, а по именному Ея Императорского Величества Всемилостивейшей Государыни, которое бы и дóлжно нам по долгу присяге исполнять непреложно, но как сей наряд чувствителен нам, важнее бывших нарядов на службу в заграничные армии для того общества станиц наших к сему наряду приступить не согласны, потому что вечно достойный блаженной памяти Великий Государь, Царь Иван Васильевич по заслугам предков наших жаловал непременным жительством на Дону, коим мы ревнуя до скончания жизни нашей не уничтожая службу производить Ея Императорского Величества Всемилостивейшей Государыни нашей Екатерине Алексеевне и Ея потомству наряженными из домов наших полками без всякого отрицания; до того возымели смелость просить Вашего Высоко-ства, яко отца и покровителя, милости учинить общее с Войсковым гражданским правительством об отмене сего наряда, просить Высокомонаршей матерней милости, в чем на Бога и на старание Вашего Высоко-ства с Войсковым гражданским правительством великую надежду полагаем и для верности к подлинному прошению приложили те пять станиц станичные печати, каждая по рознь".
Иловайский, не считал, конечно, возможным выйти с ходатайством об отмене Высочайшего повеления и 22 декабря вновь послал в те же станицы "увещевательные приказы" об исполнении Высочайшей воли. Приказов этих в делах Георгиевского архива (г. Геогиевск, Ставропольского края) не оказалось, но о содержании их дает понятие ...коллективный рапорт вышепоименованных пяти станиц от 29 декабря.
Примите мой труд, если надо то отругайте да только не очень, ведь когда делают первые шаги, то всегда спотыкаются. Не могу судить о достоинствах, но чего хотелось, то произошло… Что касается моей работы, то это не сборник, а только «материалы» (А. Бигдай)
Аватара пользователя
dzick
 
Сообщения: 349
Зарегистрирован: Ср мар 09, 2011 10:01 pm
Откуда родом: Кубань

Re: Бегство донских казачьих полков с Кубани

Сообщение dzick » Сб окт 11, 2014 9:41 pm

"Приказы Вашего Высоко-ства от 22 числа сего декабря нами получены и при собрании полных станичных сборов вычтены. На приказ, последовавший сего-же месяца от 11 дня от общества пяти станиц к Вашему Высоко-ству с объявлением желаемого нами намерения прошение к господам бригадиру Дмитрию Ивановичу Иловайскому и подполковнику Василию Ивановичу Манкову, чрез нарочно присланного от них, сего декабря 22 числа, при рапорте отправили. Касательно до отеческого Вашего о нас сожаления и любви, то мы не предвидим в себе никакого заблуждения, кроме желаемого нами по заслугам предков наших и нашим не лицемерным Ея Императорскому Величеству спокойной и нерушимой на Дону жизни, и сколь прискорбно слушано нами в увещевательном приказе, что мы причтены важнее варваров, которые всегда тщатся вредить всю Империю и напомянуто о извергах человечества, бунтовщиках государственных Стеньке Разине, Гришке Отрепьеве, Булавине, Емельке Пугачеве, Белогорохове и Фоке Сухорукове, которые по учиняемым ими противу Божией и Императорской воли мыслей не полагаем, кроме предписанного желаемого нами нерушимого на Дону жития. Чувствительны нам, за оказанные предками нашими и нам в прошедшие войны с разными землями противу государственных неприятелей поступки, Высочайшие Императорские жалования и милости. Ныне-же неизвестно нам за какие преступления благосоизволило Императорское Величество отвратить от Войска Донского Высокомонаршую матернюю милость, лишить нас с семействами спокойного жительства на Дону. Первостатейным же людям из общества станиц наших на отряд на поселение Казаков писать невозможно, кроме если Ваше Высоко-ство возымеете Ваш труд в станицы наши прибытием. Касательно-ж о прекрасных и выгодных Кубанских землях, то не благоволено ли будет Вашему Высоко-ству с Войсковым гражданским правительством, дабы те угодные места не заселены были другого ведомства жителями, просить Ея Императорского Величества о Высочайшем повелении заселить ведомства Войска Донского разных господ владельцев живущими слободами по разным речкам, на заслуженных Войсковых землях, довольствующихся приписными малороссиянами; а к защищению их, яко не военных, мы отряжаемыми от Войска полками, по долгу присяги без всякого отрицания долженствуем. Обещаемого Вами, яко бы за неповиновение Высокомонаршей воли, в Сибири жития мы и неприятелям нашим не желаем, а желаем нерушимо во всяком повиновении Высочайшей Императорской воли жить на Дону, о чем Вашему Высоко-ству и рапортуем. К подлинному рапорту приложили те пять станиц станичные печати каждая по рознь".
Примите мой труд, если надо то отругайте да только не очень, ведь когда делают первые шаги, то всегда спотыкаются. Не могу судить о достоинствах, но чего хотелось, то произошло… Что касается моей работы, то это не сборник, а только «материалы» (А. Бигдай)
Аватара пользователя
dzick
 
Сообщения: 349
Зарегистрирован: Ср мар 09, 2011 10:01 pm
Откуда родом: Кубань

Re: Бегство донских казачьих полков с Кубани

Сообщение dzick » Сб окт 11, 2014 9:42 pm

Сопротивление обнаружившееся в означенных пяти станицах, не обещая миролюбивого исхода угрожало серьезными последствиями для спокойствия на Дону. Князь Щербатов, в рапорте Гудовичу от 10 января, 1793 года, № 5, признал нужным безотлагательно принять решительные меры к подавлению возгоревшегося на Дону бунта.
После моего рапорта от 21-го прошедшего декабря за № 28, посланный от меня узнать о намерении неповинующихся пяти станиц, находящийся в команде моей Войска Донского есаул Кутейников, по возвращении шестого числа сего месяца, поданным мне рапортом объявил, который при сем в копии прилагаю, что хотя все те пять станиц имеют обязательное соглашение, утвержденное между собою подпискою не повиноваться наряду в командировании от себя семей, но не все Казаки одинакового в том мнения, и есть часть таковых, кои только из своей безопасности им подражают, будучи числом буйных до того обязательства страхом доведены. Сборищ из них ни в которой станице нет, однако-ж Есауловская как первая со стороны Черкаска и беспокойнее прочих, содержит кругом себя караулы и разъезды из небольшого числа, но прочие имеют приказы быть всегда в готовности собраться. Главная причина к таковому непослушанию есть в мыслях у них недоверчивость, что сей наряд делается не по воле Высочайшей, а только по указу Государственной Военной Коллегии, в чем уверил их один писарь, бывший в правительстве из Михайловской станицы и отправленный по наказанию за проступки в прошедшем декабре под караулом военным; и сие весьма походит на правду по удостоверению меня и членами правительства, когда я им о том объявил, ибо по исчислению времени, вся наглость от них происходить начала, со дня его через оные проезда. Правительство гражданское по сие время в их ничего не успело и отправленные к наклонению господа бригадир Дмитрий Иловайский и подполковник Манков, находя опасности, еще не имели смелости к ним въехать и узнать точного намерения, что и подает случай от употребляемых к наклонению и разведению от них людей разным неосновательным слухам, как-то по определению правительства от 4-го числа дано мне было знать, по донесению одного Наговской станицы чиновника, будто Есауловские и Кобылянские Казаки, дождавшись к себе из других станиц одномышленников, имеют намерение итти к Черкаску, и во-первых, чтобы в одну ночь, расположа себя на пять станиц, атаманов, чиновников и старшин перерезать, а чернь забрать с собою, почему истребовано от меня подвинуть к тем бунтующим станицам батальоны. Но как в самом деле то явилось несправедливо, в чем мой посланный утвердил, не найдя к тому никаких видов, находясь там 30-го декабря, да и быть сему нельзя по причине той, что все станицы, кроме означенных пяти, предписанное им о наряде выполняют и совершенно покойны, я видя таковую медленную нерешимость в доведении и сих к повиновению, судя о подобных не основательных всегда сведениях, относящихся больше к умножению беспокойства, нежели дела, и соображая по времени без пользы прошедшему, усердие мое требовало не упустить настоящего, и когда по поводу изъясненных известий приглашен был генерал-поручиком, Войсковым атаманом и кавалером Иловайским 7-го числа к нему, почел должностью требовать от него полного собрания присутствующих и других, по его рассмотрению высших чиновников, по приходе которых предложил им о принятии скорейших мер к приведению в послушание тех непослушных, объявляя при том, по донесению мне есаула, обстоятельства их мыслей, почему, имея довольное суждение о средствах к тому уже последних и, наконец, как по прописанным верным сведениям известно о их недоверчивости и что они в станицах одних беспокойных мыслей, положено, отложа всякий страх, ехать туда генерал-майору и кавалеру Мартынову, взяв с собою еще, по его рассмотрению по несколько человек из штаб- и обер-офицеров, с коими-б, прибыв прямо в Есауловскую станицу объявил при полном сборе подлинное Ея Императорского Величества Высочайшее о наряде Казаков на поселение повеление, для чего ему оные даны будут; а потом, по своему благоразумию, употребили все средства к восстановлению в них спокойствия, без приближения покуда батальонов. После сего ждать должно им настоящего по желанию успеха, или они обнаружат явными преступниками, на каковой конец и осмеливаюсь представить следующее:
Примите мой труд, если надо то отругайте да только не очень, ведь когда делают первые шаги, то всегда спотыкаются. Не могу судить о достоинствах, но чего хотелось, то произошло… Что касается моей работы, то это не сборник, а только «материалы» (А. Бигдай)
Аватара пользователя
dzick
 
Сообщения: 349
Зарегистрирован: Ср мар 09, 2011 10:01 pm
Откуда родом: Кубань

Re: Бегство донских казачьих полков с Кубани

Сообщение dzick » Сб окт 11, 2014 9:45 pm

Означенные станицы: Есауловская, Кобылянская, Верхняя и Нижняя Чирские и Пятиизбянская суть из многолюднейших на Дону и состоят из лучших Казаков, держащихся совершенно раскола, в коих грубость и жестокосердие первейшие характеры и сколько заметить можно, из отзывов от них сделанных к г. генерал-поручику Войсковому атаману и кавалеру, с коих при сем копии приложить честь имею, соединены к сей упорности и управляются таковыми, кои видно содержат их в послушании, а по сему хотя не весьма полагаю верным успехом и теперешнее следование г. генерал-майора и кавалера Мартынова, однако-же обстоятельства давшие сведения о невероятии, заставили испытать сим последним средством, после которого, ежели бы он остались не приклонными и не исполнили им повеленного, полагаю не должно оставить их далее уже в своих мыслях, что они могут не ослушаться; для чего когда получу о не действии сей поездки от г. генерал-поручика Войскового атамана и кавалера сведение, почту необходимым подвинуть к ним гораздо ближе отсюда снизу егерей, а сверху - два карабинерные полка и сам туда отправлюсь, дабы тем сближением отнять у них сообщение с другими станицами ибо, сколько мне известно расположение всех Донских Казаков, смело могу сделать мое заключение и о тех, кои по сие время хотя скромными себя кажут, н вся мысль их стремится кажется к одной цели и прилежно смотрят на сих ныне противящихся, что с ними последует, поелику близко уже половина января, а еще не замечается дабы те, коим должно идти, делали какое-либо о себе учреждение в разсуждении домов и другого имущества, коего взять с собою не могут; то ежели теперешнее гнездо не приведется прежде весны к совершенному повиновению, весьма сомнительно видеть исполнение и ото всех; нельзя полагать наверное дабы они к ним не пристали и не повели неприятных следствий, к отвержению коих заблаговременно нужно взять все меры; а как егерские два батальона, у меня находящиеся, да и присоединение карабинерных полков не составляет по препорции станиц такого количества, которое-б могло навести им страх, кроме что отвратится их сношение и послужит к обузданию далее в распространении своевольств, на таковой случай, дабы то сближение сделать можно было, в одно и то же время, по причине отдаленности карабинерных полков, послал я к генерал-майору и кавалеру Беервицу, чтобы он приказал Каргопольскому полку из Ломова, а Ростовскому из Саратова, выступя под видом к выгоде для перемены квартир, приблизиться к границам Донским и расположиться, не входя в оныя, одному - Новохоперского уезда, а другому - на Медведице в самых последних селениях; к совершенному же прекращению сего непослушания считаю необходимым умножить здесь заранее столько войска, дабы те станицы можно было все вдруг окружить и, не выпустя ни одного, заставить быть послушными. Но, впрочем, как мое теперешнее учреждение так и все сии наблюдения, изъявляя как откровеннейше, предаю особливому Вашего Высоко-ва разсмотрению а о том же от меня, сего числа донесено и его сиятельству г. генерал-аншефу председательствующему в Государственной Военной Коллегии и разных орденов кавалеру графу Николаю Ивановичу Салтыкову".
Примите мой труд, если надо то отругайте да только не очень, ведь когда делают первые шаги, то всегда спотыкаются. Не могу судить о достоинствах, но чего хотелось, то произошло… Что касается моей работы, то это не сборник, а только «материалы» (А. Бигдай)
Аватара пользователя
dzick
 
Сообщения: 349
Зарегистрирован: Ср мар 09, 2011 10:01 pm
Откуда родом: Кубань

Re: Бегство донских казачьих полков с Кубани

Сообщение dzick » Сб окт 11, 2014 9:45 pm

Приложение к рапорту князя Щербатова от 10 января, № 5 "Экстракт" из донесений о том, что происходит в пяти мятежных станицах.
"Есауловской. От 5-го сего января, при рапорте от господ бригадира Дмитрия Иловайского и подполковника судьи Василия Манькова, прислан рапорт, поданный к ним 3-го сего месяца от живущего в Потемкинской станице секунд-майора Данилы Небыкова, коим доносит по объявлению ему сродника его, Казака Землякова, жительствующего в Есауловской станице. 1-го сего января, при сборе, отставного казака Ивана Чаусова посадили в колоду, капитана Кирьякова под караулом ведут в станицу, а для чего и что с ними будет о, Земляков, не знает; при том же сборе были Нижне-Чирские и Кобылянские Казаки для согласия; большая часть из них полагала идти в поход вверх по Дону, а малая часть вниз по станицам, только не в теперешнее время, а по теплу, превращать прочие станицы к своему злоумышлению; а как атаман их, Загудаев, начал разговаривать, что они не свое на себя предпринимают, то тут же из них два Казака с ножами к атаману бросились и угрожали его за то, что он не приступает к оному их согласию и ни на чем при том сборе о сказанном походе не утвердились, а состоят только в прежнем противном намерении. От 10-го сего января от них же, господ Иловайского и Манькова, при рапорте доставлено показание Цымлянской станицы хорунжаго Андрея Балашева посланного от оных господ Иловайского и Манькова для разведания в станицах в Верхне-Чирской и Пятиизбянской о происходящем в оных, что в проезде его Балашева, на Есауловской почте очтовые Кремянской станицы Казаки, о звании их не знатно, сказывали ему, что 9-го числа сего месяца приезжал к ним на почту Есауловской станицы неизвестный званием Казак и говорил им, яко у них на сборе били плетьми полкового есаула Клима Кондрашова, а за что и в который точно день они не знают, только в недавне; с есаула-ж Григория Морозова взяли денег тридцать рублей и два ведра вина, а за что также не говорили.
Примите мой труд, если надо то отругайте да только не очень, ведь когда делают первые шаги, то всегда спотыкаются. Не могу судить о достоинствах, но чего хотелось, то произошло… Что касается моей работы, то это не сборник, а только «материалы» (А. Бигдай)
Аватара пользователя
dzick
 
Сообщения: 349
Зарегистрирован: Ср мар 09, 2011 10:01 pm
Откуда родом: Кубань

След.

Вернуться в Золотой век

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yandex [bot] и гости: 1

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ Яндекс.Метрика