Последнее на сайте

Новости

Православный календарь






ВОЛВЕНКО А.А. Быть или не быть казаком.

Казачество с XVI по XIX века

Модератор: Старый

ВОЛВЕНКО А.А. Быть или не быть казаком.

Сообщение Старый » Сб янв 06, 2018 7:56 pm

ВОЛВЕНКО А.А.



Быть или не быть казаком. К истории принятия мнения Государственного совета от 21 апреля 1869 г. о выходе из войскового сословия



Реформы в казачьих войсках 60-х годов XIX в. проводились с упором на гражданское развитие казачества и его территориально-административных образований. Одним из центральных вопросов, которые пыталась разрешить власть, являлся юридический статус казака, его права и обязанности. В новых условиях, порожденных отменой крепостного права и последующими буржуазными преобразованиями, правовое состояние казачества неизбежно должно было измениться. Существенную преграду на пути такой трансформации представляла так называемая «замкнутость» казачьих войск. Именно ее призвано было разрушить мнение Государственного совета о выходе из войскового сословия, подписанное Александром II 21 апреля 1869 года. В данной работе акцентируется внимание на предыстории появления этого важного документа.

В октябре 1860 г. военный министр направил в Управление иррегулярных войск личное письмо. В нем он предложил «в виду сокращения огромной переписки по зачислению в казачье сословие желающих лиц посторонних ведомств» предоставить Главным начальникам казачьих войск самим окончательно разрешать этот вопрос. Думается, что появление письма, в первую очередь, было обусловлено предстоящей отменой крепостного права. Согласно действующему законодательству в самом многочисленном казачьем войске – Донском, располагавшем еще и большим количеством крепостного населения, крестьяне, выкупившиеся на волю, обязаны были поступать в казаки. При подготовке доклада по данному письму чиновники УИВ оговорили 3 условия, требуемые для реализации инициативы министра: действительная необходимость для войск новых людей; возможность надела их землей; наличие средств к их переселению (за свой счет, без пособий от войска и казны). В январе 1861 г. администрации всех казачьих войск обязали рассмотреть поднятый военным министром вопрос. Вскоре они единодушно высказались за упрощенный порядок зачисления в войска крестьян или иногородних. Непременным условием для поступления в казаки объявлялось первоначальное согласие полного станичного сбора на принятие нового члена общества.

С 1862 г. в обсуждение упомянутого вопроса подключились комитеты по пересмотру казачьих законоположений, образованные в каждом войске. В своей работе они руководствовались подготовленной УИВ программой, в которой наряду с пунктом о приеме в войска иногородних, присутствуют пункты, направленные на ограничение военного населения в казачьих войсках, на свободный выход из войска лиц войскового сословия. Известно, что деятельность комитетов проходила на фоне широкого обсуждения в местной и центральной печати узловых проблем казачества, а ее результаты не оправдали ожидания властей. Анализ проектов войсковых положений, разработанных местными комитетами, в том числе на предмет приема и выхода из войскового сословия, представляет отдельную перспективную тему исследования. Тем не менее, отметим, что в проекте положения о войске Донском (его прежнее Положение 1835 г. являлось образцом для составления аналогичных документов других казачьих войск) прием в казачье сословие лиц других состояний однозначно запрещался, но декларировалось «право выхода лично или с потомством, навсегда, из состава войска».

Образованный в ноябре 1865 г. Главный комитет по пересмотру казачьих законоположений должен был на основе протоколов местных комитетов и действующего законодательства предложить свое решение актуальных вопросов развития казачьих войск. 4 июля 1867 г. состоялось ключевое заседание комитета, посвященное так называемой «замкнутости» казачьих войск. Материалы заседания свидетельствуют о повышенном внимании к проблеме выхода из казачьего сословия, чем приема в него. Так, по мнению членов комитета, «существующее теперь запрещение казакам выходить из войскового сословия, поддерживая в казачьих войсках обособленность их от прочих частей империи и стесняя отдельные личности в свободном выборе рода жизни и занятий, не может быть признано полезным ни для государства, ни для самих войск». При этом массового выхода комитет не прогнозировал и призывал не опасаться этого явления в виду того, что казачьему населению предоставлены значительные преимущества, относительно поземельного надела, освобождения от рекрутства и от платежей податей. Таким образом, считая казаков привилегированным сословием, члены комитета не увидели оснований к его искусственному увеличению. В материалах заседания отмечалось, что «…допущение свободного и неограниченного зачисления в казачье сословие…, - не говоря уже о стеснении станичных обществ в поземельном довольствии, - могло бы иметь еще и ту невыгодную для государства сторону, что дало бы многим повод искать зачисления в казачество с единственной целью – избавиться от платежа податей и от рекрутства…». Тем не менее, комитет предполагал иногородним предоставить право не только проживать в казачьих войсках, но и иметь в них недвижимую собственность.

По итогам заседания были выработаны соответствующие правила, которые после рассмотрения их Военным советом, поступили в Государственный совет. 31 марта 1869 г. состоялось его общее собрание, подготовившее мнение из 10 пунктов. Александр II утвердил его 21 апреля. Содержание мнения легло в основу приказа по военному ведомству за №144 от 29 апреля и принято к исполнению во всех казачьих войсках.

Согласно данному документу, генералам, штаб и обер-офицерам и чиновникам казачьих войск предоставлялось право, оставаясь в войсковом сословии, поступать на службу вне своих войск, перечисляться в другие казачьи войска, а также исключаться из войскового сословия. Аналогичные права распространялись на не служащих дворян, а также на всех лиц мужского пола войскового сословия, не состоящих в служилом разряде. При этом допускалась оговорка, что данные права распространяются на Уральское войско и те войска, в которых не существовал жеребьевый порядок отбывания воинской повинности, при условии, чтобы общее по каждому войску число служилых нижних чинов было бы достаточно для формирования определенных законом строевых частей.

Для того чтобы воспользоваться указанными правами любой желающий мог подать прошение своему войсковому начальству; если заявление поступало от служащего офицерского звания, то оно еще рассматривалось в Военном министерстве, по всем остальным решения принимала местная войсковая власть.

Что касается зачисления в казачьи войска лиц не войсковых сословий, не имеющих военных и гражданских чинов, то оно могло быть разрешено только «по особо уважительным причинам» местными администрациями; на поступление же в войсковое сословие лиц, имеющих военные или гражданские чины, требовалось еще и разрешение Военного министерства.

Таким образом, история подготовки мнения Государственного совета от 21 апреля 1869 г. свидетельствует о том, что своеобразный вопрос – «быть или не быть казаком» власть осознано и целенаправленно, по крайне мере в 1860-1870-х гг., решала, в первую очередь, в пользу создания правовых условий для тех, кто по тем или иным причинам не хотел оставаться казаком или желал перевода в другие войска, в том числе, не казачьи. Узнать же насколько правительственные ожидания оказались удовлетворены и оправданы, поможет серьезный количественный анализ реализации на практике упомянутого мнения, что также является, на наш взгляд, перспективным направлением для дальнейших исследований.
Старый
 
Сообщения: 1803
Зарегистрирован: Пт июл 03, 2009 4:14 am

Вернуться в Золотой век

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: GoGo.Ru [Bot] и гости: 1

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ Яндекс.Метрика