Последнее на сайте

Новости

Православный календарь






Персидский бунт

Казачество с XVI по XIX века

Модератор: Старый

Персидский бунт

Сообщение Подъесаулъ » Пт ноя 13, 2009 9:57 am

Зимним днем, когда в Екатеринодаре звонили все церковные колокола, гремели пушечные и ружейные салюты - в такой торжественной обстановке начинался Персидский поход двух пеших пятисотенных полков черноморских казаков во главе с войсковым судьей Антоном Головатым.
Поход был организован с благой целью – влиться в состав экспедиционного корпуса и оказать помощь дружественной Грузии в отражении нападения персидского шаха Ага-Мохаммед-хана. Казакам предписывалось прибыть в Астрахань не позднее 15 апреля, после чего черноморские полки должны были соединиться с регулярными войсками под командованием молодого полководца Валериана Зубова, брата фаворита Екатерины II Платона Зубова. Собственно, и сам Персидский поход был затеей влиятельного графа, пожелавшего выдвинуть своего, до этого ничем не отличившегося, родственника. В помощь новоиспеченному полководцу, под началом которого находилась 12-тысячная армия, были подобраны опытные в военном деле люди, с началом боевых действий проявивших и воинское мастерство, и дипломатическое искусство. В результате власть Персии пала во многих ханствах Азербайджана, русские войска вошли в Дербент, Шемаху, Баку и другие города. Но вскоре наступательный порыв русских войск иссяк.

Казакам этот поход и вовсе не принес ничего хорошего. Сначала полки черноморцев надолго застряли в Астрахани, куда они прибыли на пять дней раньше установленного срока. Здесь их заставили разгружать провиант и вооружение для всей армии. Кроме того, Валериан Зубов заставлял казаков в невыносимую жару таскать тяжести при погрузке купеческих судов – без какой-либо оплаты.

Тем временем большая часть казаков была доставлена в Баку, где уже обосновался русский воинский гарнизон. Военные действия шли вяло, поэтому казаки поднимали из воды затонувшие суда, строили батареи, заготавливали строительный материал. Лишь однажды небольшой группе казаков удалось принять участие в вылазке против неприятеля на Зензелинском берегу.

Но подобные удачи были редки, боевой дух казаков угасал. За все строительные работы они не только не получали обещанного им вознаграждения, но всячески обкрадывались старшиной, которая занималась всякого рода махинациями еще на пути к Астрахани – продавая казачий провиант, удерживая жалование. В результате голода и лишений среди казаков начались массовые заболевания. За время похода от болезней умерло 95 человек – почти десять процентов личного состава. Тяжелый труд, болезни, беззаконие старшины побудили казаков обратиться к испытанному способу протеста – дезертирству. Бегство из полков приняло массовый характер. Наблюдая, как рушится порядок в казачьих рядах, Антон Головатый кое-кого из сотенных командиров за махинации и пьянство посадил на гауптвахту, некоторых разжаловал в рядовые.

В январе 1797 года Антон Головатый скончался и был похоронен на каспийском острове Сары, а сменивший Екатерину II Павел I повелел вывести все войска из персидского Азербайджана, и в мае 1797 года черноморцы отправились на Кубань.

Недовольство казаков нарастало – на пути к Екатеринодару возникло несколько конфликтов между казаками и старшиной из-за обмана казаков в винных порциях, при найме гужевого скота, выдаче одежды и обуви. По прибытии казаков в Екатеринодар их встречал член войскового правительства полковник К. Кордовский со старшинами. Временный глава Черноморского войска Т. Котляревский в то время инспектировал войсковую флотилию и находился в Тамани. По случаю возвращения полков были отслужены в соборе литургия и благодарственный молебен, после которого Кордовский вышел к казакам, поблагодарил за службу и приказал разойтись по своим куреням.

Казаки отказались подчиниться требованиям начальства до тех пор, пока не получат компенсацию за все обиды, которые претерпели в походе. Кордовский и старшины уговаривали казаков «разойтись по куреням и не чинить войску порока». В ответ на это, по воспоминаниям К. Кордовского, казаки, воткнув копья в землю и поставив ружья в линию, выставили караулы по городу и в таком положении находились остаток дня и всю ночь. На другой день в войсковое правительство было подано прошение от имени всех участников похода - за все нанесенные им обиды и обсчеты казаки требовали компенсацию в размере 4-5 тысяч рублей. Так началось восстание черноморских казаков, вошедшее в историю под названием «персидского бунта».

Кордовский принял прошение, заверил казаков, что им будет доставлено справедливое вознаграждение, и вновь предложил разойтись по куренным селениям. Но восставшие остались в Екатеринодаре, ожидая приезда Котляревского. Тот приехал через три дня, предложил казакам отдохнуть, а потом разойтись на заработки. Но «персияне» продолжали оставаться в городе – они приглашали казаков, не участвовавших в походе, присоединяться к ним, вели агитацию против старшин и атаманов, избранных в их отсутствие, и выражали намерение заменить их своими кандидатами. Войсковая администрация всячески затягивала рассмотрение прошения, поданного «персиянами». Тогда казаки избрали из своей среды новую делегацию во главе с Федором Дикуном и Осипом Шмалько, с этого момента возглавивших восстание. Во время подачи вторичного прошения Т. Котляревский приказал арестовать Дикуна, Шмалько и других. В тот же день триста человек, узнав о случившемся, бросились на выручку своим вождям и освободили их. На усмирение недовольных была брошена команда капитана Белого, сформированная из кордонных казаков. Но планы усмирителей рухнули – кордонная команда присоединилась к восставшим. Котляревский бежал в Усть-Лабинскую крепость под защиту регулярных войск.

С 5 по 12 августа 1797 года власть в Екатеринодаре находилась в руках восставших. Казаки выдвинули новые требования: вернуть отобранные у них офицерами земли, разрешить рубить лес наряду со старшинами, уменьшить пошлины за рыбную ловлю и добычу соли. Но главным требованием бунтовщиков стало восстановление выборных должностей в Черноморском войске: в 1797 году Павел I своим указом назначил войсковым атаманом Котляревского. Это вызвало новую волну протеста – «как может государь без нашего выбора жаловать нам атамана»?

В августе из Петербурга для инспекции войск прибыл полковник П.П. Пузыревский. Он предложил восставшим поехать в столицу для подачи жалобы императору. Пузыревский уверял восставших, что император разберется во всех обидах и удовлетворит требования бунтовщиков. Но по прибытии в Петербург Федор Дикун, Осип Шмалько и другие предводители восстания были тут же арестованы и отданы под суд.

Вожаки «персиян» были приговорены к смертной казни через повешение, позже наказание было смягчено на порку розгами, вырезанием ноздрей и ссылкой на каторжные работы. В то время в самом Екатеринодаре принялись хватать «подозрительных» - более 220 казаков бросили в глубокие ямы, вырытые у Карасуна, затем часть перевели в Усть-Лабинскую крепость.

Федор Дикун умер в феврале 1800 года, изнуренный физически и морально, Осип Шмалько скончался уже в тюрьме в Екатеринодаре. Другие предводители восставших – Никита Собакарь и Иван Половой – выдержали всю ужасную процедуру наказания и были сосланы в Сибирь.

На Кубани еще не раз вспыхивали стихийные выступления. В Васюринском курене, откуда был родом Федор Дикун, даже появился самозванец, выдававший себя за «чудом спасшегося» предводителя восстания. Но в целом «персидский бунт» закончился.

Восстание стало ярким эпизодом в жизни казачества. По словам известного кубанского историка Федора Щербины, оно стало «лебединой песней черноморцев о казачьей воле и демократических порядках».
Аватара пользователя
Подъесаулъ
 
Сообщения: 268
Зарегистрирован: Чт ноя 05, 2009 3:36 pm
Откуда: Екатеринодаръ
Национальность: казак
Откуда родом: станица Пашковская

Вернуться в Золотой век

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ Яндекс.Метрика