Последнее на сайте

Новости

Православный календарь






Бои за узловую железнодорожную станцию Прохладную в июле 191

Казачество в XX - XXI веке

Модератор: Поликарп

Бои за узловую железнодорожную станцию Прохладную в июле 191

Сообщение Кубанец » Сб янв 23, 2016 7:52 pm

Бои за узловую железнодорожную станцию Прохладную в июле 1918 года, как краеугольный камень Терского восстания

Восстание Терского казачества в 1918 году – одно из крупнейших казачьих выступлений периода начала Гражданской войны охватившее всю территорию Терской области. Столь грандиозного по своим масштабам восстания в этот период не наблюдалось ни на одной территории бывшей Российской империи.

На протяжении всего советского периода истории нашей страны эти трагические события в судьбе терского казачества сознательно обходили стороной исследователи. Правда о событиях лета-осени 1918 года на Тереке замалчивалась сознательно. Советские историки даже заменили слово «восстание» на «выступление». Это и понятно, ведь восстание – это народное движение, сопротивление, а под «выступление» можно подвести что угодно. Восставшим приписывались буржуазные лозунги и даже монархизм, стараясь стереть из памяти лозунг этого восстания – «За Советскую власть без большевиков». В данной статье пойдет речь о кульминационном моменте восстания – взятии узловой железнодорожной станции Прохладная и очищении от отрядов красной армии территорий казачьих станиц ныне входящих в состав Кабардино-Балкарской республики. Конечно, рамки газетной статьи не позволяют подробно останавливаться ни на глубоких и многосторонних процессах, вызвавших восстание, ни на судьбах ее участников.

13 декабря 1917 года на железнодорожной станции Прохладной был зверски убит разнузданной солдатской массой дезертировавшей с Турецкого фронта Войсковой Атаман Михаил Александрович Караулов. С потерей Атамана Войсковая власть в Терской области пала. Постепенно начинает водворяться большевистская система управления: вместо атаманов отделов и управлений отделов, отдельские комиссары и отдельские советы; вместо атаманов станиц и станичных кругов – комиссары станиц и станичные советы. Вся власть в области переходит к областному совету в городе Владикавказе.

В пятигорском отделе с помощью созданных отрядов Красной армии, новая «народная власть» с силой разоружила половину станиц. Начались массовые убийства и грабежи. Повсеместно проходили расстрелы офицеров и атаманов. Пассивное отношение к насаждению новой, чуждой казачеству, власти, начинает быстро изживаться. Почти в каждой станице образовываются группы, в которые приглашаются офицеры, живущие в станицах, для противодействия и борьбы за возврат своего исторического бытия.

Доведенные до отчаяния и, не видя другого выхода, казаки взялись за оружие. Почти в один день восстали такие станицы как Георгиевская, Незлобная, Подгорная, Марьинская и Боргустанская. 18 июня Луковская станица, поддержанная ближайшими станицами, захватила город Моздок, заставив красноармейский гарнизон, с большевиками покинуть город.

Гарнизон отступил в Ставропольскую губернию. Началось формирование боевых сотен. На слуху были фамилии офицеров ставших во главе восстания. Это генерал-майор Мистулов, полковники: Барагунов, Вдовенко, Рымарь, Белогорцев, Федюшкин, Данильченко, братья Агоевы, Хабаев и другие.

Одновременно с этими событиями, полковник Кубанского казачьего войска А. Г. Шкуро с верной ему соней казаков берет Ессентуки и Кисловодск, но за нехваткой сил вскоре вынужден был их оставить.

Итак, вызов был брошен. Казаче-Крестьянский съезд в Моздоке 23 июня вынес постановление о полном разрыве с большевиками.

После официального объявления Моздокским Казачье-Крестьянским Съездом войны Терскому Совнаркому события в Терской области стали развиваться стремительно. Восстание сразу же распространилось на значительное расстояние и охватило почти всю область. По линии железной дороги посланы телеграммы: «При появлении эшелонов с большевиками немедленно взрывать мосты и портить железнодорожные пути».

Совет Народных Комиссаров, наделенный по постановлению Терского Народного Совета чрезвычайными полномочиями, решил, во что бы то ни стало, очистить от восставших войск узловую станцию Прохладную и восстановить связь с Минеральными Водами, надежно организовав охрану железной дороги.

Для овладения Прохладненским железнодорожным узлом и станицей туда 9 июля был направлен, в сопровождении бронепоезда «III Интернационал», довольно большой отряд под непосредственным командованием начальника Владикавказского военного округа и командующего фронтом П. В. Егорова. В помощь Егорову из Владикавказа были присланы: китайский отряд под командованием Пау Ти-Сана, владикавказская рабочая дружина, малокабпрдинский отряд красных конников под общим командованием Бетала Калмыкова, а из Нальчика были направлены отряд А. И. Филатова и конные сотни Нашхо Нартокова, Таркана Архагова, Блаева и Зукаева.

«Горские, а отчасти иногородние группы, - писал впоследствии участник тех событий М. Ф. Щербаков, - хотя и не верили в обещания пришлых верховодцев, тем не менее поддались на всевозможные их уловки. И мы видим, что в бою у Прохладной, кроме красноармейцев, китайцев и, пришедших извне в Терскую область солдат, участвуют команды кабардинцев и русских из местного населения».

Руководители Казачье-Крестьянского Совета после боя за станицу Прохладную направили кабардинскому народу обращение, в котором говорилось:

«Граждане кабардинцы! Когда до казаков доходили слухи, что вас натравливают на казаков, мы не хотели этому верить… Когда затем в официальной газете появились известия, что Сахарову и Калмыкову удалось набрать кабардинский отряд против казаков, то мы подумали, что это просто хвастают названные авантюристы, потерявшие способность отличить добро и зло. Но когда среди красноармейцев в бою под Прохладной действительно оказалась команда кабардинцев, мы были страшно поражены.

Красноармейцы – люди наемные, они поступают в ряды от безработицы, соблазняясь хорошим жалованьем… Но вы свободные граждане кабардинцы, очевидно, обмануты, иначе мы не можем объяснить ваше участие в рядах красноармейцев. Пришлите своих представителей в Моздок, тут они узнают настоящую правду… Вы узнаете, что никакого политического переворота мы не затеваем, что мы признаем народную власть».

После небольшой артиллерийской перестрелки Сводный отряд особого назначения П. В. Егорова беспрепятственно занял Прохладную. Но в тылу отряда оставались станицы Александровская, Котляревская и Пришибская из которых в помощь восставшим за неделю до начала наступления Егорова ушли сотни под командованием есаула К. П. Кротова, подъесаула А. С. Похмельного, прапорщиков М. И. Божок и А. Н. Ливенцева.

Чтобы обезопасить свой тыл, отряд Егорова под угрозой орудий бронепоезда «III Интернационал» обезоружил эти станицы — забрав у них артиллерийские орудия.

Со стороны Георгиевска навстречу Егорову двигались красноармейские части А. М. Беленковича, которые тоже не встретили особого сопротивления и с ходу овладели железнодорожной станцией и станицей Солдатской. Уход казаков из станицы и железнодорожной станции Прохладной был только маневром. Как сообщал, потом Г. Ф. Бичерахов - Командование Моздокского Казачье-Крестьянского Совета скрытно подтянуло к Прохладной силы, достаточные для уничтожения отряда Егорова.

Однако большевистское руководство поспешило громогласно объявить о своей победе. Так, вечером 9 июля комиссар отряда Ю. П. Бутягин доносил во Владикавказ по телеграфу: «Прохладная занята отрядом во главе с Его-ровым. Кавалерия с песнями проехала по станице, рассеивая страх жителей. Боя не было. Казаки оставили Прохладную утром, уходя в моздокском направлении. Среди них раскол. Молодые казаки и иногородние остались в станице, ушли старики и офицеры — к Моздоку и по реке Невольке (Э. Б. Эристов канал). Беленкович идет на соединение с нами, ведя наступление по Невольке... Не могу не выразить радости вместе с Советом Народных Комиссаров, что, обезоруживая станицы, постепенно ликвидируем авантюру против Народного Совета без особых жертв и глубокого раскола между группами населения Терской области».

Примерно в это же время для осуществления руководства в борьбе с контрреволюцией и для окончательной организации Советской власти на Северном Кавказе в Терскую область выехал Чрезвычайный комиссар Юга России Г. К. Орджоникидзе.

В начале июля Г. Орджоникидзе проводит в Екатеринодаре первый съезд северокавказских партийных организаций, которые объединяются в единую северокавказскую организацию во главе с краевым комитетом партии. Созванный по инициативе Чрезвычайного комиссара первый Северокавказский съезд советов постановил объединить Кубано-Черноморскую, Ставропольскую и Терскую Советские Республики в единую Северокавказскую Советскую Республику.

Узнав о восстании на Тереке, Г. К. Орджоникидзе немедленно выехал в Пятигорск и 10 июля выступил на общегородском собрании партийных организаций. На этом собрании он призывал большевиков прекратить всякое сотрудничество с меньшевиками и эсерами, как изменниками революции, мобилизовать все силы и средства на борьбу с выступившей контрреволюционной «бичераховщиной».

11 июля Г. К. Орджоникидзе прибыл во Владикавказ, а спустя сутки началось наступление восставших казаков на станцию Прохладную.

Отступившие из станицы Прохладной казачьи части сосредоточились в станице Приближной. Здесь полковник В. К. Агоев в срочном порядке проводил мобилизацию казаков, сюда же начали стягиваться и подкрепления из станиц Моздокского и частью Кизлярского отделов. Первым к станице Приближной подошел пеший батальон станицы Екатериноградской под командованием войскового старшины А. А. Морозова.

9 июля на Прохладненский фронт из станицы Курской был послан отряд станицы Луковской под командованием полковника И. П. Барагунова.

10 июля на Прохладненский фронт, который к этому времени, отодвинулся уже к станице Приближной, прибыл командующий вооруженными силами Терского края – генерал-майор Э. А. Мистулов и начальник штаба В. Ф. Белогорцев. Началось формирование частей из станичных дружин.

Для занятия Прохладной генерал Э. А. Мистулов решил провести одновременно атаку с фронта и сделать глубокий обход фланга противника.

Нанести фланговый удар было поручено батальону полковника Г. А. Кибирова, в состав которого входило две сотни казаков станицы Екатериноградской, общей численностью до 300 человек и около 70 казаков Черноярской и Новоосетинской станиц.

Для атаки с фронта был назначен батальон, сформированный из казаков станицы Наурской под командой есаула Д. П. Бирюлькина, и отдельные сотни других станиц.

Окрыленные недавним успехом под Прохладной, красноармейцы в свою очередь готовились к переходу в наступление и движению на Моздок.

12 июня в 9 часов утра красноармейские части под командованием П. В. Егорова пошли в наступление на станицу Приближную. Начался бой, который длился до вечера. Во время боя был ранен пулей в шею на вылет, командующий вооруженными силами Терского края генерал-майор Э. А. Мистулов. Несмотря на большую потерю крови, Мистулов оставался на позиции ободряя казаков, и только после того как сдал командование своему заместителю полковнику Н. К. Федюшкину, уехал в Моздок.

Официальное сообщение Казачье-Крестьянского Совета от 15 июля 1918 года гласило: «К глубокому прискорбно в деле под станицей Прохладной шальной пулей ранен Командующий нашими народными войсками генерал Э. Мистулов, который во время боя выехал на коне на передовые позиции и лично руководил действиями наших войск. Пуля попала в шею и вышла в верхней части спины, слегка задев верхушку легкого. Генерал перевязал рану

первым, попавшимся в руки полотенцем, остался на ногах и спокойно говорил и шутил с окружающими. На паровозе с прицепленным вагоном он был доставлен в Моздок и положен в больницу союза врачей для лечения. Рана для жизни не опасна. Командование войсками принял Полковник Н. К. Федюшкин».

Вечером со стороны Прохладной для разведки тыла восставших войск поднялся аэроплан. Покружив над казачьими позициями аэроплан сбросил несколько бомб в станицах Екатериноградской и Павлодольской.

На следующий день, командующий красноармейскими войсками П. В. Егоров, поставил перед «сводным отрядом особого назначения» боевую диспозицию, которая гласила: «Приказываю сегодня снова возобновить атаку на станицу Приближную, для чего надлежит произвести удар правым флангом. В состав атакующей колонны назначаю полуроту Нальчикской роты, пешую команду бронепоезда, полуроту кабардинцев, взвод рабочей дружины прибывшей из Георгиевска, которым в 9 часов вечера под прикрытием бронепоезда «III Интернационал» начать атаку».

Однако дружная работа казаков и особенно батальона станицы Наурской под командованием Д. П. Бирюлькина настолько деморализовала красных, что в их рядах создалась паника, и они стали поспешно отступать в полном беспорядке.

Росту паники способствовало удачное попадание артиллерией в бронепоезд противника, последствием чего был взрыв склада снарядов на бронепоезде и пожар в вагоне с горючим, заставивший его поспешно удалиться.

Колонна полковника Г. А. Кибирова выступила из Приближной в 7 часов вечера, имея задачей до рассвета пройти вдоль Эристова канала (Невольки) к станице Прохладной, где и сосредоточиться на базарной площади.

Казаки отряда Г. А. Кибирова справились с поставленной задачей и уже на рассвете, не встречая сопротивления вошли в станицу. При этом пересекая железную дорогу казаки по инициативе прапорщика Н. И. Киселя разобрали рельсы, чем отняли у красноармейцев возможность эвакуироваться со станции Прохладной в сторону Солдатской.

Наступая обходным маневром на станцию Прохладную, командовавший 2-й сотней казаков станицы Екатериноградской хорунжий Н. И. Скачедуб с восьмью казаками ворвался на Прохладненский вокзал в тот момент, когда красноармейцы, только стали приспосабливать его к обороне. Столь дерзкий налет застал красноармейцев врасплох и те бросив пулемет поспешно бежали.

Вскоре подошли остальные казаки екатериноградской сотни, и вокзал был полностью очищен от красноармейцев. На станции поднялась паника. Вырвавшийся было со станции эшелон красных, потерпел крушение на месте разбора казаками рельсов. Весть о страшном крушении быстро дошла до станции и усилила переполох.

Совсем другую версию этого события поведал очевидец тех событий житель станицы Прохладной Петр Петрович Антоненко. Так, описывая

крушение эшелона с красногвардейцами, он писал: «В дни бичераховского антисоветского восстания в Прохладной произошли драматические события. В станице и на ее подступах шли ожесточенные уличные бои. На помощь красноармейцам со стороны железнодорожной станции двигался эшелон с вагонами битком набитыми военными. В районе переулка Эскадронного эшелон на всех парах стал сходить с рельс. Это произошло рано утром 13 июля 1918 года. За несколько часов перед рассветом белые сумели разобрать в этом месте рельсы. В результате крушения погибло более 700 человек. Эта трагедия имела свою предысторию. В северной части вокзала были размещены винные склады. В одном из них красноармейцы обнаружили 10 бочек вина. Его вывезли на передовую и стали передавать в цепи. В результате красноармейцы перепились и утратили бдительность. Этим воспользовались их противники».

Красноармейцы, зажатые между наступающими казачьими отрядами со стороны станицы Приближной и огнем который велся по ним со станции, бросились к мосту через Малку, где образовался затор.

В результате боя под Прохладной в руки казаков попало 2 орудия, более 10 пулеметов, 4 вагона со снарядами, патронами, бомбометами, шанцевым инструментом, 500 снарядов с удушливыми газами, походные кухни, 2 легковых и 3 санитарных автомобиля, канцелярия командовавшего Красной Армией Егорова, санитарный отряд с врачом, сестрами милосердия, аптекой и перевязочными средствами и большие запасы чая, сахара, продовольствия, и около 40 лошадей конницы Беленковича.

Сразу же после окончания боя на станции Прохладной совместными усилиями казаков и рабочих станции был сооружен импровизированный бронепоезд, состоящий из нескольких вагонов и паровоза. Вооружен был бронепоезд двумя орудиями и тремя пулеметами. Командиром бронепоезда был назначен есаул В. К. Соколов. А в самой станице по распоряжению командующего Моздокским отрядом началось формирование Прохладненского пластунского батальона и конной сотни. Во главе формирующегося батальона стали боевые офицеры-фронтовики братья В. Ф. Коваль и А. Ф. Коваль. Командиром отдельной конной сотни был назначен хорунжий Д. П. Вертепов. Начальником гарнизона станицы Прохладной был назначен сотник П. П. Головчанский.

«Прохладненский бой после разгрома Моздокского совдепа еще более вселил в казачестве надежду на возможное избавление от пришельцев, захвативших в свои руки власть и вовлекших край в гражданскую войну» - писал впоследствии участник тех событий М. Ф. Щербаков.

Так или иначе, но бой под станицей Прохладненской оказался краеугольным камнем для дальнейшей борьбы казачества с большевиками. Он поселил в казаках уверенность в своих силах и окрылил их надеждой на скорую победу. При этом, захватив Прохладненский железнодорожный узел, повстанцы прервали связь Северного Кавказа с Москвой, тем самым, лишив большевиков важной артерии, по которой шло финансирование и вооружение.

Остатки «сводного отряда особого назначения» под командованием П. В Егорова, понесшие большие потери, отступил к станции Котляреревская. Но удержать станцию Котляревскую не было уже сил. После небольшой перестрелки отряд отступил к мосту через Терек, где и закрепился, образовав новый боевой участок, преграждавший путь восставшим на Владикавказ. Командиром этого участка был назначен все тот же П. В. Егоров, отстраненный от должности командующего Владикавказским военным округом.

По пятам отступающего отряда П. В. Егорова был двинут объединенный отряд, состоявший из казаков станиц Прохладной, Екатериноградской, Наурской, Пришибской, Котляревской и Александровской. Командовал этим объединенным отрядом войсковой старшина А. К. Негоднов. Начальником штаба Котляревской группы был назначен хорунжий И. И. Чмихайленко. Вновь образованный фронт держал под контролем важнейший железнодорожный узел станцию Котляревскую. Здесь же воевали летучие партизанские отряды – уроженцев близлежащих станиц П. Плюща, С. Головко, И. Дъяконенко, Г. Иванова, И. Зозули и П. Карагеза.

Один из красноармейских отрядов вырвавшихся из станицы Прохладной во главе с Б. Калмыковым отправился в сторону Георгиевска. Прорвав около станции Аполлонской казачьи цепи, которыми командовал подъесаул Г. П. Дереглазов, он соединился с красными войсками Пятигорского отдела под командованием А. М. Беленковича. Передав А. М. Беленковичу половину своего отряда, Б.Э. Калмыков с оставшимися бойцами отправился в Нальчик, везя с собой пятнадцать возов вооружения из Георгиевского арсенала.

В докладе Терскому Совнаркому и командующему войсками Терской республики А. М. Беленкович писал: «В настоящий момент (середина июля 1918 г. – Э. Б.) занят расчисткой тыла. Станицы Марьинская, Зольская и Ставропавловская, лежащие впереди фронта, заняты нашими разъездами. Установлена связь с Кабардой, и мною отправлено туда оружие с товарищем Калмыковым. По докладу Калмыкова, там спешно формируются войска. Причем план таков: Кабарда поставляет исключительно всадников, которые разделяются на три колонны. Задача первой колонны – удар на Котляревку, второй – на станицу Прохладную и третьей – на Солдатскую, связавшись со мной».

Сразу же после занятия станицы Прохладной начальник боевой линии полковник Г. А. Вдовенко вызвал к себе командира сотни станицы Екатериноградской хорунжего Скачедуба Н. И. и отдал приказание немедленно занять железнодорожную станцию Солдатскую. В помощь сотни были приданы два взвода под командованием хорунжего Ф. И. Алентьева и хорунжего С. Н. Кривоносова.

Аналогичный приказ ворваться на железнодорожную станцию Солдатскую получил и командир конной сотни хорунжий В. Андреев, который ранее был направлен к Эристову каналу (Невольке). На взятие станицы Солдатской был отправлен отряд войскового старшины Н. А. Букановского. Совместными усилиями этих отрядов 15 июля и станица, и

станция Солдатская были взяты.

Выбитые из станицы красноармейцы отошли к станции Аполлонской, где соединились с частями командующего Пятигорским военным округом А. М. Беленковичем. На следующий день посланный выбить из железнодорожной станции Солдатской восставших казаков кавалерийский отряд под командованием М. Ильина попал под сильный пулеметный и ружейный огонь. Потеряв за пару минут более полусотни человек убитыми, отряд вынужден был отступить на исходные позиции.

С взятием станицы Солдатской в руках восставшего казачества оказалась территория всех семи казачьих станиц ныне входящих в состав Кабардино-Балкарской республики. С этого момента и до начала ноября 1918 года власть на этой территории полностью принадлежала Казачье-Крестьянскому Совету избравшему своим руководителем Георгия Бичерахова.

Э. Бурда
"Лучше иметь оружие и не иметь надобности в нём, чем столкнуться с острой нуждой в оружии и не иметь такового под рукой" - Крис Слейтер
Аватара пользователя
Кубанец
 
Сообщения: 511
Зарегистрирован: Чт апр 15, 2010 11:01 pm
Национальность: казак
Откуда родом: ККВ

Вернуться в Новое время

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yahoo [Bot] и гости: 1

cron
ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ Яндекс.Метрика