Последнее на сайте

Новости

Православный календарь






Некрасов Игнат Фёдорович

Герои нашего народа

Модератор: Сарматка

Некрасов Игнат Фёдорович

Сообщение ViktorC » Чт фев 10, 2011 7:37 pm

Некрасов Игнат Фёдорович (ок. 1660-1737), активный участник Булавинского восстания 1707-1709 годов, один из ближайших сподвижников К.А.Булавина. Участвовал в восстании с самого начала и продолжал борьбу с царскими войсками после его подавления. 13 мая 1708 Н. выступил из Черкасска на Хопёр, а затем во главе 5 тыс. повстанцев пошёл на Волгу и с 26 по 30 мая осаждал Саратов. Однако осада успеха не принесла, и Н. двинулся на Царицын, который взял 7 июня. После гибели Булавина и разгрома повстанческих отрядов атаманов Драного и Хохлача Н. возглавил восстание, продолжая борьбу в верховьях Дона. Но в конце августа 1708 года восставшие были разбиты. При попытке соединиться с атаманом Голым 2-тыс. отряд H. у г. Есаулов встретился с войсками кн. В. В. Долгорукова. Уклонившись от боя с превосходящими силами царских войск, Н. со своими сподвижниками ушёл на Кубань, где возглавил своеобразную казачью «республику». В 1709-1710 годы Н. продолжал посылать на Дон воззвания о восстании и время от времени появлялся на тер. Украины с отрядами повстанцев. Умер в 1737 году.

В 1740 году, спасаясь от преследования царских властей, некрасовцы ушли во владения Турции; расселились в Добрудже и М. Азии, ок. оз. Маньяс. В начале 19 в. небольшая группа их потомков вернулась в Россию. После Октябрьской революции 1917 года процесс возвращения некрасовцев на родину усилился. В 1962 году большая группа потомков некрасовцев приехала в СССР и поселилась в Ставропольском крае, в Ростовской и Волгоградской областях.

Использованы материалы Советской военной энциклопедии в 8-ми томах, том 5.

http://www.hrono.ru/biograf/bio_n/nekras.html


ЗАВЕТЫ ИГНАТА ( свод правил возведенных в ранг закона казаками некрасовцами)
1. Царизму не покоряться. При царях в Россию не возвращаться.

2. С турками не соединяться, с иноверными не сообщаться. Общение с турками только по нужде

(торговля, война, налоги). Ссоры с турками запрещены.

3. Высшая власть – казачий круг. Участие с 18 лет.

4. Решения круга исполняет атаман. Ему строго подчиняются.

5. Атаман избирается на год. Если провинился - смещается раньше срока.

6. Решения круга для всех обязательны. За исполнением следят все.

7. Весь заработок сдают в войсковую казну. Из нее каждый получает 2/3 заработанных денег. 1/3 идет в кош.

8. Кош делится на три части: 1 часть - войско, вооружение. 2 часть - школа, церковь. 3 часть - помощь вдовам, сиротам, старикам и др. нуждающимся.

9. Брак может быть заключен только между членами общины. За брак с иноверцами – смерть.

10. Муж жену не обижает. Она с разрешения круга может покинуть его, а мужа круг наказывает.

11. Наживать добро обязан только трудом. Настоящий казак свой труд любит.

12. За разбой, грабеж, убийство – по решению круга, - смерть.

13. За разбой и грабеж на войне – по решению круга, - смерть.

14. Шинков, кабаков – в станице не держать.

15. Казакам в солдаты дороги нет.

16. Держать, сохранять слово. Казаки и дети должны гутарить по-старому.

17. Казак казака не нанимает. Денег из рук брата не получает.

18. В посты песен мирских не петь. Можно лишь старины.

19. Без разрешения круга, атамана казак из станицы отлучиться не может.

20. Сиротам и престарелым помогает только войско, дабы не унижать и не унижаться.

21 Личную помощь хранить в тайне.

22. В станице не должно быть нищих.

...

http://pohodd.ru/article_info.php?articles_id=482

…Некрасов записал в особую книгу свод законов жизни казачьей общины.

Эта книга и называлась «Заветы Игната». Сама книга пропала. Но, говорят

этнографами собрано свыше 170 статей из неё по устным преданиям

некрасовцев.



Подготовил Боярченков А.



источник - http://www.scarb.ru

Дата: Воскресенье, 31 Августа 2008
ViktorC
 

Re: Некрасов Игнат Фёдорович

Сообщение dzick » Ср апр 06, 2011 4:58 pm

НЕКРАСОВ Игнат (дон.) – сподвижник К.Булавина, возглавивший Казаков восставших в 1707-1708 гг. Казаки под его руководством ушли на Кубань. Уход Некрасова был запланированным отступлением. Еще в период восстания К.Булавин и его атаманы-сподвижники понимали, что возможность военной неудачи не исключена. Поэтому в случае поражения они предполагали переселиться на Кубань. С этой целью повстанцы установили связь с кубанскими Казаками и татарами. (Короленко П.П. Некрасовские Казаки: Исторический очерк. Екатеринодар, 1899. С. 15, 260)
(Очерки истории Кубани с древнейших… С.148-151)
"Некрасов на этом этапе был главной фигурой в руководстве восстанием" [3]. Исторические сведения об этом человеке скудны. Неизвестны, к примеру, даты его рождения и смерти. Поэтому якобы точные формулировки по данным вопросам, применяемые некоторыми историками (см. например [4], где указано "Игнат Федорович Некрасов (1660-1737)"), выглядят весьма сомнительными. П.П.Короленко считал И.Некрасова станичным атаманом Есауловской станицы [5], с чем согласуется точка зрения Ф.В.Тумилевича, Н.Г.Волковой, Л.Б.Заседателевой [6]. Однако имеющиеся в нашем распоряжении источники говорят о другом. Так, в отписке атамана И.Зерщикова царю Петру I от 29 августа 1708 г. сказано: "...июля ж в 29 день ведомо нам... учинилось, что де вор и изменник Игнатка Некрасов с реки Волги, с Царицына города на Дон в свой (выделено нами - Д.С.) Голубинский городок с своими единомышленниками перешел..." [7]. В расспросных речах бахмутского атамана С.Кульбаки от 24 мая 1708 г. имеется прямое указание на то, что "тот Игнатка был в Голубых рядовым же Казаком..." [8]. Не приходится сомневаться в объективности сведений, полученных от самих донских Казаков, знакомых, очевидно, с действительным происхождением И.Некрасова. Вопрос о его атаманстве также спорен [9], причем документы даже такого капитального сборника, как "Булавинское восстание" (М., 1935) об этом молчат. Другие источники, в том числе фольклорные, также нигде не характеризуют Игната Некрасова как человека пожилого возраста (что являлось необходимым условием для занятия этой должности), причем, как нами установлено, его имя упоминается в источниках вплоть до конца 1720-х гг. Тот же С.Кульбака свидетельствовал об участии И.Некрасова в азовском походе (1695 или 1696 г. - ?) [10]. И если предположить, что И.Некрасов принимал участие в походе в возрасте 17-18 лет, минимальном для донского Казака при несении "службы", то примерная дата его рождения определяется так: "до 1678-1679 гг". Так или иначе, вряд ли И.Некрасов мог быть выбран по возрасту в станичные атаманы. Скорее всего, он выдвинулся благодаря своим личным качествам, пройдя путь от рядового Казака городка Голубые до походного атамана Войска Донского. Десятки раз имя И.Некрасова упоминалось вместе с именем К.Булавина, нередко с формулировкой: "А с ним вором первые в замыслех... вор Игнатка Некрасов да Сенька Драный" [11]. Придя на Дон после взятия повстанческими войсками в июле 1708 г. Царицына, И.Некрасов стал рассылать "прелестные письма" с призывом идти к нему "в соединение". Центром сбора был назначен Паншин городок на Дону. Агитация новых вождей имела успех, и со временем у И.Некрасова собралось до 10 тысяч человек [12]. Неизвестно, удалось бы восставшим разгромить армию Долгорукого, объединись они в Есаулове городке с другим крупным отрядом, насчитывавшим до 3 тыс. человек. Тем более, что на соединение с И.Некрасовым шел по Донцу Н.Голый, войско которого быстро увеличивалось по дороге. В.В.Долгорукий отлично сознавал такого рода опасность и не скрывал этого, когда писал Петру I 10 сентября 1708 г. о том, что штурм Есаулова был ускорен вероятным и скорым там появлением конницы и войска на лодках "воров" - "и то бы нам было не без страху" [13]. Поэтому план В.В.Долгорукова и состоял в том, чтобы расчленить силы повстанцев, что ему, кстати, вполне удалось [14]. Объединенный же отряд повстанцев, направляясь к Есаулову из Паншина, сделал, очевидно, остановку в Голубых, поскольку Казаки, разбитые под Паншиным 23 августа войсками князя П.П.Хованского, показали, что шли оттуда "в собрание в Голубые к вору к Игнатке Некрасову" [15]. Историк В.И. Лебедев отмечал движение отряда И.Некрасова к Есаулову "из своей станицы", т.е. Голубых [16], подчеркивая двоякий его характер: вдоль донского берега на лошадях и на лодках. По нашему мнению, все эти случаи косвенным образом подтверждают особое отношение И.Некрасова к этому городку, уход из которого был ускорен, вероятно, получением данных о продвижении на Дон со стороны Волги войска князя П.П.Хованского. К Есаулову же, покинув пехоту и обоз, спешил В.В. Долгорукий, - подойдя к городку, очевидно, 20 августа. Первый штурм, как известно, окончился для царских войск неудачей. Есаулов был хорошо укреплен, с трех сторон подступы к нему преграждала вода, а силы осажденных примерно в два раза превышали силы осаждающих. Но на следующий день Казаки сдались, выслав своих посланцев с повинной. Расправа оказалась жестокой - было казнено свыше 200 человек, плоты с повешенными пустили вниз по Дону [17].

Отряд И.Некрасова (для удобства мы опускаем фамилии других предводителей) успел дойти только до Нижнего Чира - А.П. Пронштейн и Н.А. Мининков датируют это событие 22 августа 1708 г. [18]. Сознавая свое критическое положение и опасаясь, очевидно, быть зажатыми в тиски В.Долгоруким и П.Хованским, повстанцы принимают единственно верное, на наш взгляд, решение - уйти на Кубань, владение крымского хана, и там продолжить борьбу. Очевидно, возможность такого решения предусматривалась изначально, поскольку вместе с Казаками находились их семьи. Какой же была численность донцов, которым удалось избежать расправы? В.Долгорукий говорил о 2 тыс. человек с женами и детьми [19], т.е. примерно 6-7 тыс. человек. С данной цифрой сообразуется мнение В.И. Буганова и В.И. Лебедева [20]. В одной из первых публикаций по историческому прошлому некрасовских Казаков [21] фигурирует цифра в 600 казачьих семей. В.Б. Броневский писал о 7 или 8 тыс. обоего пола, мнение которого разделял Х.И. Попов [22]. Другие исследователи также не относили свои оценки за пределы 2-3 тыс. Казаков, с которыми были члены их семей [23]. Примечательно, что данные турецких источников и турецких историографов также согласуются с означенным мнением большинства отечественных исследователей. Так, Рашид-эфенди (1740 г.) говорил о 8 тыс. Казаков, бежавших на Кубань к Ногаям [24]. Турецкий аноним начала XVIII в. свидетельствовал: "Три тысячи их (т.е. донских Казаков - Д.С.) под командой Казака по имени Инад были поселены в упомянутой местности (т.е. местечке Хан-Тепеси - Д.С.) в период правления Каплан-Гирей хана" [25]. Интересно, что автор трактата был осведомлен о событиях на Дону в период восстания К.Булавина и, возможно, пользовался какими-то оригинальными источниками местного происхождения. Особым является мнение Ф.В.Тумилевича о том, что И. Некрасов "смог спасти 18 тыс. воинов (а с семьями более 80 тыс.) уведя их на Кубань..." [26]. Едва ли эта цифра соответствует действительности, поскольку все казачье население Дона в период Булавинского восстания, по подсчетам Н.С. Чаева и К.М. Бибиковой, состояло из 28 570 человек в 127 городках [27]. Определенную роль в разрешении данного вопроса могут сыграть источники XVIII в., по времени своего составления, относящиеся не только к 1708 г., но и к более позднему времени (впрочем, не позже первой трети XVIII в.) [28]. Чаще всего в них говорилось о нескольких сотнях строевых кубанских Казаков. Безусловно, в своих подсчетах о количестве казаков, прибывших на Кубань в 1708 г., следует учитывать ряд обстоятельств: объединение донцов И.Некрасова со "старыми" кубанскими Казаками (точное число которых также не поддается исчислению); естественную убыль казачьего населения Кубани; гибель Казаков в ходе боевых действий; постоянное вхождение во взрослую среду молодых Некрасовцев и т.п. И поэтому, выделяя собственно некрасовских Казаков в особую часть первого Кубанского Казачьего Войска, выскажем мнение: общее число семей донских Казаков из отряда И.Некрасова может быть определено, как минимум, в 400-500 или 1200-1500 человек, включая жен и детей (в данном случае мы исходим из предположения, что вместе с каждым Казаком находились его жена и хотя бы один ребенок).
Вскоре за Казаками И.Некрасова, перешедшими Дон под Нижним Чиром "на ногайскую сторону", была организована погоня. Об этом писал мурзам Аюки-хана и калмыкам В.В.Долгорукий, обратившись с тем же повелением к князю П.П.Хованскому. И действительно, последний организовал погоню, отправив туда Калмыков, которые, возвратившись, сказали, что де "в вид тех воровских Казаков нигде не угнали" [29]. Вторая очередь погони, насчитывавшая 1 000 человек, также вернулась ни с чем. П.П. Хованский, донося об этом в приказ Казанского дворца в сентябре 1708 г., не без основания писал: "А знатно, что они ушли на Кубань или на Аграхань" [30].
Действительно, почему именно Кубань, как это оказалось на самом деле, была выбрана в качестве убежища беглыми донскими Казаками? Одна из предпосылок заключалась в том, что на кубанской земле уже в конце XVII в. прочно обосновалась колония кубанских Казаков, вошедших позже в состав первого Кубанского Казачьего Войска. Известно, что когда отряд Л.Маныцкого (Маноцкого) пришел с р.Аграхань осенью 1692 г. на Кубань, то там уже жили Казаки, одним из предводителей которых был С.Пахомов [31]. Уход Казаков-старообрядцев с р.Аграхань, где ранее находились их поселения, был ускорен тем, что 7 сентября 1692 г. туда двинулся по приказанию астраханского воеводы князя П.Хованского отряд под начальством Волкова [32]. Ему поручалось с помощью подарков склонить шамхала Тарковского к разорению старообрядческих жилищ, поскольку именно во владениях последнего жили эти Казаки с 1688 г. [33]. Однако когда Казаки (получившие согласие крымского хана на переселение) покинули в сентябре 1692 г. земли шамхала в количестве около 500 человек, на пути своего следования они подверглись на р.Сунже нападению горцев. Лишь двумстам донских Казаков удалось достичь берегов Кубани [34], что вполне согласуется с архивными материалами более позднего времени, выявленными С.А. Козловым: "На Кубани будет... Казаков з двести и болши" [35]. Впрочем, в своих подсчетах следует учитывать тот факт, что вряд ли в источниках отразилось число Казаков только из отряда Л.Маныцкого, без учета численности уже проживавших здесь кубанских Казаков. Так или иначе, но к началу восстания К.Булавина на Кубани проживало несколько сот казачьих семей, обязанных личным благополучием, прежде всего лояльностью по отношению к себе крымских ханов. Мы не вполне согласны с завуалировано негативной оценкой, данной С.А.Козловым по поводу положения Казаков на Кубани: "Подобная независимость от Москвы и православного государя далась непросто. Отныне переселившиеся на Кубань Казаки становились подданными мусульманских правителей - крымского хана и турецкого султана" [36]. Отнюдь! Права и обязанности кубанских Казаков почти не отличались от тех, какими обладали и характеризовались иные крымскоподданные, в том числе мусульмане. Религиозным и иного рода преследованиям кубанские Казаки официально не подвергались. Обязанность же их, скажем, участвовать в военных походах (набегах) крымских ханов на территорию России, также не стоит оценивать как несение тяжкой повинности. Для Казаков-воинов это было нормой жизни, тем более, что они получали часть добычи. Далеко не единичные примеры возвращения Казаков на Дон [37] мы также оцениваем с позиций весьма свободного их проживания на территории Крымского ханства. В свете вышеизложенного закономерен вопрос: почему, зная о "прощении вин" и благоприятном для многих "примиренцев" возвращении на Дон, большинство кубанских Казаков осталось жить в регионе? Ответ, как видится, один: ничего принципиально нового и лучшего для себя в отношении условий жизни и хозяйствования Казаки на своей былой Родине получить не могли. И когда Казаки-булавинцы отправили 27 мая 1708 г. кубанским Казакам войсковую отписку, то вряд ли они поступили безответственно, предложив С.Пахомову, "согласясь с ачюковским Хасаном пашою и с Кубанским владельцем Сартланом и с иными большими мурзами, учинить между собою совет..." [38]. Речь, в данном случае, идет о той части письма, в которой предусматривалась возможность "отложения" Войска Донского от государя Петра I, "есть ли царь наш не станет жаловать, как жаловал отцов наших, дедов и прадедов..." [39]. Причем К.А. Булавин явно был осведомлен о действительном положении кубанских Казаков и об особенностях их отношений с местными народами и турецкими властями в Ачуеве. Можно говорить, таким образом, о том, что Кубань, в случае вероятного туда отступления повстанцев с Дона, предполагалась ими в качестве не временного пристанища, а в качестве постоянного и надежного плацдарма для дальнейшей борьбы, дальнейшей жизни.

НЕКРАСОВ Игнат (дон.) - усердный сподвижник атамана Булавина в его борьбе с Петром I за независимость Дона. Н. был с ним от первых дней восстания, а после командовал крупными соединениями восставших Донцов. Был он со своим атаманом и под Старым городом. Именно он распоряжался казнью старшин — сторонников Москвы, захваченных в Черкасске.
После этого он должен был со своим отрядом охранять Дои со стороны Волги. 26 мая 1708 г. - он осадил г. Саратов, но Калмыки, скопившись у него в тылу принудили его отойти на юг. 17 июня он занял Царицын, оставил там свой гарнизон и пошел на Дон в Голубинский городок. По дороге узнал о гибели Булавина, а потому принял на себя руководство восстанием; собирая в районе Паншина станичные отряды, руководил боевыми операциями, но после нескольких поражения должен был уйти за турецкую границу. 8 сентябре 1708 г. с ним вместе пришли на Кубань около 8 тыс. душ.
Поселившись здесь, Н. не прерывал связи с залитым кровью Доном, совершал набеги на русские окраины, посылал к Казакам своих лазутчиков с призывом не смиряться, восставать или уходить к нему на Кубань. Казаки, собравшиеся около него, стали именоваться Некрасовцами и это имя сохранили до наших дней.
Н. оставался их бессменным выборным атаманом до самой смерти, т. е. до осени 1737 г. Он пользовался большим авторитетом и составил для своей общины правовой кодекс -«Заветы Игната». Писанный свод Некрасовцы утеряли, но еще и теперь пользуются «Заветами» по памяти. Для них это непререкаемые законы, нарушение которых считалось преступлением. И, несомненно, в них нашло отражение общеказачье обычное право, соблюдавшееся и у других Казаков до времени окончательного вытеснения его русскими законами.
Касаясь всех сторон жизни, «Заветы» предписывали наказания за многие правонарушения. В наше время этнографы, записали с устных пересказов свыше 170 статей этого оригинального свода законов.
Абсолютной властью в обществе Некрасовцев «Заветы» наделяли Народное Собрание - Круг, которому принадлежало также право квалификации преступлений и проступков и суда над правонарушителями. Круги же избирали ежегодно атаманов, с властью исполнителей общественной воли и с правом требовать беспрекословного послушания. Контролировал действия атаманов Круг, который мог не только сменять их до срока, но и призывать к ответу за неблаговидные поступки.
«Заветы» запрещали Казакам родниться с Османами, среди которых они жили; каждый Казак должен был работать и знать какое-либо ремесло, но никто из Некрасовцев не мог пользоваться трудом соплеменника для личного обогащения; третья часть заработка обязательно сдавалась в войсковую казну, которая расходовалась на Церковь, школы, оружие, помощь немощным, престарелым, вдовам, сиротам.
Совершеннолетие граждан наступало с достижением восемнадцатилетнего возраста, после чего каждый мужчина приобретал полноту общественных прав и должен был участвовать в собраниях Круга и в военных предприятиях. Командные должности разрешалось занимать только после 30 лет, а на посты Войсковых и Походных атаманов можно было выбирать лишь лиц достигших пятидесятилетнего возраста.
В поселениях запрещалось производство и продажа хмельных напитков, запрещалось я их употребление; за непочтительное отношение к, старшим, полагалась порка; оскорбление родителей и непослушание ими наказывалось батогами. Главой семьи считался муж и отец, который не должен был обижать жену; по ее жалобе Круг мог наказать мужа и, даже, постановить развод; разврат и насилие над женщиной наказывалось немилосердной поркой, а, за измену мужу виновницу погребали в земле по шею или сажали «в куль да в воду»; такое же наказание устанавливалось для убийц; изменники подлежали смертной казни, а за некоторые меньшие вины перед обществом Круг мог изгнать провинившегося и тогда, как польский «банита», он считался вне закона и каждый мог его убить безнаказанно.
В духовной жизни «Заветы» требовали неизменно придерживаться старой веры, никонианское и греческое духовенство у себя к службе не допускать, старообрядческих священников, не выполняющих волю Круга, считать еретиками и изгонять, за богохульство убивать, блажных и безумных, не наказывать; помощь рав¬ным оказывать в тайне, чтобы о ней никто не знал. Помогать явно мог только Круг. Нищим разрешалось подавать открыто, но обязательно тот же хлеб, что и сам ешь.
Если Круг, наказав провинившегося, снимал с него своим постановлением позорящее его пятно и считал дело ликвидированным, тог¬да больше никто не смел, стыдить его отбытым нака¬занием (Казачий Словарь Справочник).

НЕКРАСОВ Игнат - донской казак (атаман Есауловской станицы), сподвижник атамана К. Булавина в борьбе с царским режимом за независимость Дона. Ему и Драному Булавин поручал самые серьезные боевые операции против карательных войск Петра I. Драный и Некрасов взяли Черкасск 7 июня 1708 г. Некрасов вместе с Павловым осадил Царицын и приступом взял его. Расправившись с воеводой, боярами и прибыльщиками (налоговыми чиновниками), он ввел казачье самоуправление в Царицыне. Затем Некрасов направил свои войска по суше к Тамбову и Пензе. Сам же с небольшим числом восставших двинулся к станице Голубинской. По пути, узнав о гибели Булавина, он посылает грозное письмо к старшинам Черкасска с требованием ответа, за какую вину они убили Булавина: «... И есть ли вы не изволите оповестить, за какую ево вину убили и его стариков не освободите, и если не будут отпущены, то мы всеми реками и собранным войском будем немедленно совокупясь к вам итти в Черкасск ради оговорки и публичного розыску...».
Некрасов собрал значительные силы в Паншине и Есауловской, намереваясь идти на Черкасск. Это обеспокоило В. Долгорукого, который, не скрывая опасности, писал 5 августа полковнику Дедюту: «... А на Дону Некрасов збирает великие войска воровские. Боже сохрани от него, ежели зберетца, не плоше Булавина».
Некрасов, находясь в станице Голубинской, ждал прихода Н. Голого с отрядами повстанцев. Чтобы не допустить соединения отрядов Голого и Некрасова, В. Долгорукий и Шидловский со своими полками напали на станицу Есауловскую, а Хованский - на городок Паншин. В ожесточенном бою Некрасов потерпел поражение. Чтобы спасти участников движения от поголовного уничтожения, он уводит булавинцев (в сентябре 1708 г.) на Кубань. Правительство считало национально-освободительное движение на Дону подавленным.
С уходом Некрасова на Кубань начинается новый этап борьбы, превратившейся в движение казаков - некрасовцев. По своему этническому составу оно было более единым, чем булавинское, и продолжительным (с 1709 по 1737 год). В процессе нового этапа освободительного движения с царским режимом Некрасов создал устойчивую казачью общину, потомки которой являются нашими современниками. Единомышленники Некрасова верили в него и шли за ним. Уход Некрасова на Кубань (бывшая турецкая территория) был вынужденным. Ушли с ним казаки идейно сильные, убежденные в правоте своей борьбы за казачью волю с царем, боярами, помещиками, князьями. Официальное сообщение В. Долгорукого царю гласит, что «ушло 2000 человек». Другие свидетельства говорят, что ушло 600 семей; третьи, например Ригельман, утверждают, что с Некрасовым ушло 8000 душ обоего пола. Сами некрасовцы считают, что «Игнат увел 40 тысяч казаков, кроме малого, кроме старого».
Петра I понимал, что борьба казачьего народа за волю не закончена, национально-освободительное движение стало более организованным, идеология свободы охватывало все большие круги казаков Дона, потому он официально обратился с запросом в Константинополь к султану, чтобы тот выдал Игната Некрасова и его сподвижников (И. Лоскута, И. Павлова, С. Беспалого, С. Ворыча и др.).
Азовский губернатор И.А. Толстой в специальном донесении царю от 12 января 1709 г. сообщает о переговорах с Турцией: «О Некрасове в Царь-град к брату своему писал я прежде сего... А ныне по письму Вашего величества домогатца того стану всячески, чтобы оного вора отдали».
Переговоры о выдаче Некрасова не дали положительных результатов.
Некрасовцы, пришедшие на Кубань к устью реки Лабы, обосновались на правом берегу в нескольких селениях. Позже большая часть, во главе с И. Некрасовым, поселилась на Таманском полуострове, между Копылом и Темрюком, где некрасовцы основали три городка: Блудиловский, Голубинский и Чирянский.
Собрав силы, И. Некрасов в 1711 г. с большим конным отрядом казаков пошел в Саратовскую и Пензенскую губернии, где поднял крестьян против бояр, помещиков, воевод. Расправившись с феодалами, он ушел на Кубань. Ушли с ним и многие крестьяне этих губерний. Такое «воровское дело» возмутило царя. Петр I приказал Казанскому и Астраханскому губернатору Апраксину наказать Некрасова. Апраксин с регулярными войсками, яицкими казаками, калмыками пришел на Кубань 29 августа 1711 г., разорил жителей Кубани и многие некрасовские городки уничтожил.
В ответ на поход Апраксина И. Некрасов в 1713 Г. ходил под Харьков. Разорил многие помещичьи усадьбы, побил воевод. Не удовлетворившись этим, он подготавливал восстание на Дону. С этой целью рассылал «прелестные» (прельщающие) письма на Дон, Хопер, в Харьковскую, Пензенскую, Саратовскую, Тамбовскую губернии.
В 1715 г. Некрасов организовал отряд лазутчиков в количестве 40 человек и послал их на Дон, в украинские города под предводительством беглого крестьянина Сокина. Под видом нищих и монашествующей братии они проникали во многие губернии, распространяли письма-воззвания Некрасова, высматривали расположение царских войск, подговаривали население к побегу на Кубань.
В 1717 г. И. Некрасов с большим конным отрядом совершил поход на Волгу, Медведицу, Хопер. П.П. Короленко пишет: «Некрасов вымещал злобу против правительства». Во время походов на Дон Heкрасов особенно расправлялся с «домовитыми» и «старожилыми» казаками, как с изменниками булавинскому движению.
Правительство считало борьбу некрасовцев «воровским делом», а учение раскольников о равенстве – ересью.
Начиная с 1720 г. Некрасов систематически высылал своих лазутчиков на Дон и в Россию.
Чтобы пресечь брожение среди населения и не допустить в Россию некрасовских посланцев, Петр I в 1720 г. издает указ, по которому лазутчики Некрасова карались смертной казнью, а с ними и те, кто их укрывал. Тех же, кто о них знал и не доносил, били кнутом, резали носы, уши и ссылали на вечное поселение в Сибирь. Против уходящих с Дона были высланы заградительные отряды.
В 1727 г. И. Некрасов послал на Дон и в южные окраины России отряд лазутчиков из 200 казаков. Их деятельность была настолько эффективной, что целые станицы и села поднимались и уходили на Кубань. Начиная с 1719 по 1727 г. из России бежало более 200 тысяч казаков, крепостных крестьян. А с 1727 по 1741 г. бежало 300 тысяч. Конечно, из этого числа беглых немало пришло и к некрасовцам. Документы о булавинском и нeкpacовcком движении (письма, сводки, донесения) писались сторонниками правительства, поэтому в большинстве своем они тенденциозны, особенно в оценке движения и в описании фактов. Более объективными документами были письма вождей этого движения, но их сохранилось немного. В этом отношении очень важны и приобретают большое значение народные рассказы, предания, песни. В них почти документально выражены истинно народные понятия и суждения о событиях тех лет. После 1737 г. походы И. Некрасова на Дон и южные окраины России прекратились. Поэтому конец этого года можно предположительно считать годом смерти Игната Некрасова. В царствование Екатерины II, когда Россия покорила Кубань и горцев, в отношении казаков некрасовцев приказ был один — истребить поголовно. Русская армия с особой тщательностью и рвением преследовала уходящих по лесам и Камышевым плавням-болотам некрасовцев. На них устраивали настоящую охоту, окружая плавни и посадив засады. Горели подожженные карателями камыши. По колено, по грудь в воде отходили ночами по камышам казаки, унося на руках детей и оружие. Позже об этих временах в станице Ново-Некрасовской Ставропольского края будет записано со слов казака Мантоева: "Через плавни и Кубань шли ночами в камышах, а следом войско Екатерины. Если дите какое заплачет, то матери приказывали бросить в воду. Женщины закрывали рты младенцам, а они задыхались, умирали, так мертвых младенцев и несли на руках. Если ребенок кричал, а мать не отдавала ребенка, ее с ним топили, чтобы не выдать криком остальных. Много людей утонуло в кубанских плавнях. Многие матери сошли с ума, когда детей топили и бросали в воду".
Пятьдесят лет прожили казаки-некрасавцы в Турции, куда ушли с Кубани. Они сохранили язык, казачью православную веру, обычаи, культуру и традиции. Они до конца исполнили завет Игната Некрасова - не покоряться, при царизме в Россею не возвертаться". И только в 60-х годах прошлого века вернулись они на Родину и были поселены в Ставропольском крае (на момент переселения община казаков некрасовцев насчитывала 700 семей).
Примите мой труд, если надо то отругайте да только не очень, ведь когда делают первые шаги, то всегда спотыкаются. Не могу судить о достоинствах, но чего хотелось, то произошло… Что касается моей работы, то это не сборник, а только «материалы» (А. Бигдай)
Аватара пользователя
dzick
 
Сообщения: 353
Зарегистрирован: Ср мар 09, 2011 10:01 pm
Откуда родом: Кубань


Вернуться в Национальные герои казачьего народа

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron
ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ Яндекс.Метрика