Последнее на сайте

Новости

Православный календарь






Н.С. Степаненко Беглые казаки среди горцев Северо-Западного

Казачество с XVI по XIX века

Модератор: Старый

Н.С. Степаненко Беглые казаки среди горцев Северо-Западного

Сообщение Старый » Сб апр 21, 2018 7:07 pm

На протяжении XVII–XVIII вв. казаки принимали активное участие в различных волнениях и бунтах, сотрясавших основы российской государственности. Казаки Степан Разин, Кондратий Булавин, Емельян Пугачёв стали предводителями крупных восстаний, которые с большим трудом были подавлены центральной властью. Руководство страны постепенно пришло к осознанию необходимости «переформатирования» казачества из источника бунтарства в защитника рубежей молодой империи. Одним из проявлений этого процесса стало переселение на Кубань в конце XVIII в. запорожских (образовавших Черноморское казачье войско) и донских (вошедших в состав Кавказского линейного казачьего войска) казаков.
В первой половине XIX в. казачество стало форпостом российского влияния на Северном Кавказе. Тем не менее среди казаков были и те, кто бежал из родных станиц к «немирным» горцам. Тема беглых казаков в регионе всё чаще поднимается в работах современных историков [1–3]. В данной статье мы представим некоторые особенности бегства казаков к горцам Северного Кавказа.
Дореволюционный кубанский историк Ф.А. Щербина, отмечая определенную предрасположенность к бегству некоторых представителей казачества, писал: «Беглецы всегда играли заметную роль в рядах старинного казачества, особенно в период его образования. Между черноморскими казаками было также немало беглецов» [4].
В этом отношении большой интерес у историков вызывает фигура Семёна Атарщикова [5; 6]. Он родился в 1807 г. в ст. Наурской (в современной Чеченской Республике). Еще ребенком его отдали в кумыкский аул, где он научился кумыкскому, чеченскому и татарскому языкам. Уже в 16 лет он стал переводчиком в Моздокском казачьем полку [7]. Позже С. Атарщиков получил широкую известность на всем левом фланге Кавказской линии. Он имел много кунаков среди чеченцев, вместе с ними ходил в набеги на ногайцев. За подобные проделки Атарщикова нередко сурово наказывали [8].
После того, как полковник Г.Х. Засс в 1833 г. был переведен с Сунженской линии на Кубанскую, на Северо-Западном Кавказе появились и его верные сподвижники – братья-близнецы Георгий и Семён Атарщиковы. И если первый верно служил России, то последний продолжал свои
«проделки» и здесь. В октябре 1841 г. командир Хопёрского полка майор
А.Г. Игельстром донес уже генералу Г.Х. Зассу, что 17 октября к горцам бежал
сотник Лабинского полка Семён Атарщиков вместе с узденями Шереметом
Лоовым и Идрисом Лафишевым. Он так же склонил к побегу абазинского
князя Сералипа Лоова и двух строевых казаков Хопёрского полка – Василия
Фенева и Ефима Петренко. Через несколько дней после побега Семён Атар-
щиков собрал партию из 40 горцев, и 27 октября близ поста Открытого они
захватили двух казаков, из которых один был убит, а другой пленен.
Отправившийся в погоню российский отряд под командованием сот-
ника Краснова настиг черкесов и нанес им поражение. По-видимому, Се-
мёну Атарщикову что-то не понравилось у горцев. Один из его товарищей,
казак Петренко, 19 ноября того же года явился к властям на Линию. Ввиду
полного раскаяния, Петренко был прощен. Оценив великодушие властей,
через два месяца на Линию явился с повинной и Семён Атарщиков вместе
с беглым казаком Феневым. Их по Высочайшему повелению было прика-
зано отправить на службу в Финляндию. Им выдали документы и остави-
ли на свободе для приведения в порядок домашних дел [9].
Однако 18 сентября 1842 г. С. Атарщиков с В. Феневым снова ушли
к горцам за Кубань. Фенев вскоре вернулся в укрепление Зассовское на Но-
вую линию, а Семён Атарщиков принял ислам и получил имя Хаджерет-Магомет.
Он занял достаточно высокое положение среди горцев и не толь-
ко водил горские партии в российские пределы, но и пытался переманить
в горы недовольных службой российских солдат.
В марте 1843 г. немногочисленный горский отряд во главе с Атарщико-
вым появился близ Житомирского поста Кавказской линии и подбросил
воззвание этого перебежчика, адресованное военнослужащим. Казачья
команда не смогла настигнуть беглого казака и горцев, однако письмо ока-
залось в распоряжении военного командования. Командующий войсками
правого фланга Кавказской линии генерал-майор С.Д. Безобразов строго
предписал своим подчиненным принять серьезные меры для того, чтобы
подобного рода письма не распространялись среди нижних чинов [10].
Содержание письма было следующим: «Я, сотник Атарщиков, ныне
признан абадзехами за первостепенного их узденя, и [абадзехи. – Н.С.]
следуют моему совету. Приглашаю, братцы служивые, кому угодно, ко
мне идите. Я для всех отстоял право вольности. За Лабу кто перейдет и
назовется моим гостем, никто не смеет удержать. Меня вот как искать:
скажи я гость Хаджерет Магомета русского офицера, и сам, как Хадже-
рет дескать иду к нему на Курджипс речку, никто не смеет задержать, ибо
кто задержит моего гостя, подвергнется штрафу в 15 коров. Приглашаю
плотников, кузнецов, солдат с ружьями и порохом, барабанщиков, кто сбарабаном, музыкантов. [Каждый. – Н.С.] Господином будет признан, как
и я. Кто деньги принесет – это его собственность, никто не смеет отнять.
Кто хочет, может ехать в Турцию, а потом куда угодно за границу. Сло-
вом всех приму: поляк ли, немец ли, русский ли. Со своими, казенными,
барскими деньгами не опасайся. Деньги спрячь, прежде перейдя Лабу. Это
потому я говорю, чтобы по дороге кто воровски не ограбил. Жены здесь
хорошенькие. Прошу передавать это известие друг другу, прощайте! Хад-
жерет Магомет. Ожидаю вас. Не мешает на новоселье как, что принесть.
Это я на походе пишу, извините» [11]. Доподлинно не известно, знали ли
солдаты Кавказской линии о содержании данного послания и о том влия-
нии, которое оно оказало. Тем не менее С. Атарщиков продемонстрировал
хорошее понимание причин недовольства солдатской службой. Доста-
точно высокое социальное положение беглого казака среди горцев под-
тверждается тем, что в апреле 1844 г. он женился на дочери ногайского
узденя Мисоста Энарукова и поселился с ней в собственной сакле в ауле
на р. Курджипс [12]. Позднее, во время одного из набегов на российскую
территорию Атарщиков был тяжело ранен своим сообщником казаком
Головкиным,
также беглым казаком, который хотел получить прощение
властей за дезертирство. Тяжело раненный Семён Атарщиков умер от
раны по пути в укрепление Прочный Окоп.
Спустя несколько лет среди казаков появился другой известный пе-
ребежчик – казак Титаренко. В 1855 г. полковник Прохорович просил
наказного атамана Я.Г. Кухаренко прислать команду из восьми казаков
для поимки трех дезертиров: казаков Титаренко, Степана Поддубно-
го и Прокофия Сердюка. Эти дезертиры скрывались от властей в камы-
шах, а пропитание находили у местных чабанов, пасших станичных овец.
Как утверждал полковник Прохорович, все три казака были «зверского
нрава и буйного характера» [13]. Они грабили зажиточных людей на до-
рогах и в хуторах. Однако это не мешало Титаренко появляться даже в
станицах. Молодые казаки одной из них даже попытались схватить раз-
бойника, но он обнажил шашку и разогнал молодежь, после чего скрылся.
Станичные атаман и судья, отправившиеся за ним в погоню, не смогли его
найти. Я.Г. Кухаренко распорядился снарядить казачью команду для по-
имки разбойников, но Титаренко к этому времени уже переправился к так
называемым немирным закубанским горцам. Там он собирал черкесские
партии и во главе их совершал набеги на казачьи хутора.
В июле 1857 г. Титаренко склонил казака Харитона Яроша бежать к
горцам. Вместе с ним и черкесами он рассчитывал ограбить несколько ху-
торов. Ярош был табунщиком у своего одностаничника казака Пяты. При-
ехавший к нему из-за Кубани Титаренко подговорил обокрасть его хозяи-на и бежать к непокорным горцам. Титаренко привел Яроша в аул Ажипс
и рекомендовал его горцам как отчаянного наездника. Два раза Титаренко
и Ярош пробовали пробраться с черкесами через Кубань для грабежа
в Черномории, однако обе попытки не увенчались успехом. Во время на-
бега Ярош планировал перевезти из своей станицы с собой за Кубань жену
и сына. Неудачи набегов или иные обстоятельства заставили его изменить
свои планы [14].
Новые обстоятельства дела Х. Яроша обнаружены нами в архиве Крас-
нодарского края [15]. 30 октября 1857 г. комиссия военного суда, учре-
жденная при войсковом дежурстве Черноморского казачьего войска, вы-
слала в управление Черноморской кордонной линии предписание № 377.
Из предписания следует, что казак 4-го пешего батальона станицы Старо-
великовской Харитон Ярош обвинялся военно-судной комиссией по поле-
вым уголовным законам. Его подозревали в воровстве у казака Пятки двух
лошадей, побеге к непокорным горцам и измене правительству. На допро-
се подозреваемый показал, что после побега он проживал в ауле Аджипс,
находящемся в 15 верстах от Кубани.
В ночь с 18 на 19 августа 1857 г. он вместе с черкесом Смаилом охранял
просо. Выстрелом из ружья казак убил горца и перебежал к российским
властям со своим оружием и оружием убитого черкеса. Комиссия военно-
го суда просила узнать управление Черноморской кордонной линии че-
рез лазутчиков достоверность данной информации [16]. 25 ноября 1857 г.
начальник 2 отдела Черноморской кордонной линии сообщил в военно-судную
комиссию о том, что лазутчики подтвердили сведения Яроша [17].
Также из дела известно, что черкесы не принуждали беглых казаков в во-
просах вероисповедания. Горцы привели Яроша к присяге в присутствии
муллы, но она состояла лишь из обещания верности адыгам, без перехода
в мусульманство.
Титаренко оставался в ауле Аджипс и ничего не подозревал об обрат-
ном побеге на родину своего товарища, который решил искупить свою
вину ценой выдачи или убийства Титаренко. Однако Х. Ярош не смог
осуществить задуманное. Добровольно явившись к российским властям,
он был взят под арест. Вскоре суд приговорил его к смертной казни через
повешение. Но во внимание была принята молодость Яроша, а также то,
что он возвратился по своей воле. Его наказали 300 ударами шпицрутенов
и сослали в Сибирь на вечную каторгу.
Между тем Титаренко прожил еще два года среди черкесов, не переста-
вая делать набеги в российские пределы. Он был предводителем мелких
партий горцев, женился на крепостной черкеса Шалохо, у которого и жил.
В ноябре 1859 г. Титаренко был пойман российскими лазутчиками и пере-дан в руки властей. Он был помещен в Екатеринодарскую тюрьму, после
чего началось долгое следствие.
Было выяснено, что в 1854 г., будучи состоящим на военной службе,
Титаренко был наказан за воровство и другие преступления 500 ударами
шпицрутенов. За воровство лошадей, скота и другого имущества на подсу-
димого завели 5 уголовных дел. Во время следствия он и бежал к непокор-
ным горцам. Однако сам Титаренко объяснял причины своего побега тем,
что не мог служить в полку под командованием полковника Гусарова,
который его всячески притеснял и чрезмерно сурово наказывал. Среди
горцев Титаренко жил в течение четырех лет и вместе с ними делал на-
беги на Черноморию (занимался грабежами имущества, а также воров-
ством лошадей и скота).
В 1861 г. суд приговорил Титаренко к расстрелу как военного дезер-
тира. Повествователь этой истории, историк Ф.А. Щербина, будучи ре-
бенком, видел приготовления к расстрелу Титаренко. Он писал: «Казнь
была назначена на обширной в ту пору площади Екатеринодара против
острога. Выстроены были войска, установлен столб с ямой для расстрела,
собралась масса народа на зрелище, были почему-то приведены учащиеся
на место
казни. Но напрасно толпа, войска и учащиеся ждали казни, про-
стояв с утра до полудня под жгучими лучами солнца. Казни не суждено
было свершиться. Долго в толпе ходили какие-то смутные, неопределен-
ные слухи. На виду у всех приезжали в острог и уезжали полицмейстер,
прокурор и другие власти. Наконец собравшимся было объявлено, что
казни не будет. Оказалось, что еще утром Титаренко ухитрился удушиться
полотенцем, прикрепив его к гвоздю, вколоченному в стенку. Рассказыва-
ли, что Титаренко перед смертью нацарапал на бумажке: «Лучше отдать
душу чертям, чем панам» [18].
Поляк Теофил Лапинский, прибывший на Северо-Западный Кавказ
с отрядом польских волонтеров, писал о беглом казаке Георгии, получив-
шем среди горцев имя Махмуд. Он принимал активное участие в набегах,
похищениях людей в Черномории. Перебежчик был принят в фамилию
состоятельного адыга, во дворе которого он и жил. Георгий (Махмуд) дол-
жен был жениться на его дочери. Беглый казак был богат по адыгским мер-
кам: имел хорошую одежду, прекрасное, богато украшенное оружие и три
лучших верховых лошади, а также наличные деньги. Помимо всего проче-
го, у Георгия (Махмуда) были верные друзья, готовые за него отомстить.
С ними он ходил в набеги и делил добычу [19].
В этом контексте интересны наблюдения немецкого путешественника
Морица Вагнера, побывавшего в Черномории и на правом фланге Кавказ-
ской линии в 1843 г.: «Мои глаза открылись на новую правду в земле казаков. Вы не найдете здесь рабской скромности, уважения на грани примы-
кания, дрожащего почтения, которые солдаты, крепостные, рабочий люд
и все низы в Московии оказывают своему начальству, а особенно прояв-
ляют их перед теми, кто связан с центральным правительством в Санкт-Петербурге
– всеми этими “превосходительствами” и “благородиями”.
Штабной офицер сказал мне, что казаки были приведены к дисциплине
и субординации. В целом это верно. Их свободолюбивый дух сломлен
и исчез, но всё же существует огромная дистанция между казачьей дисци-
плиной и рабской покорностью природных русских крепостных. Любой
наблюдательный путешественник на берегах Дона и Кубани должен вос-
принимать то, что он находится среди людей, которые никогда не знали
крепостничества или рекрутчины, что даже самый простой человек здесь
еще не забыл, что их отцы были свободными, и что они защищали свои
дома в степи с одинаковым рвением как от польского короля и московско-
го царя, так и от Османского падишаха и хана Золотой Орды. Не позабыть
также и особые привилегии, которых их лишили лишь с дюжину лет назад.
Деспотизм еще не давит своей тяжелой рукой на Дон и Урал так, как на бе-
рега Невы, Москвы
и Вислы. И причина этого очевидна. Потому, что для
этих южных всадников всё еще открыт путь к бегству, – до тех пор, пока
он не будет перерезан другими вассалами России. А черноморцы, если по-
требуется, всегда могут сесть в лодку, довериться течениям Чёрного моря
и уплыть в Анатолию. Жители станиц на Тереке и Кубани, почувствовав
себя чересчур угнетенными, могут перебежать через реку на ногайскую
или кабардинскую сторону и, свыкнувшись с трудностями, искать убежи-
ще даже в горах, среди их смертельных врагов – черкесов. Их ничем не сло-
мить, и хотя их удел тяжел, но он всё же куда лучше той судьбы, которая
уготована одетому в серую шинель рекруту, обреченному таскать мушкет
и покорно сносить удары своего воинского начальника» [20].
Таким образом, приведенные источники свидетельствуют о том, что
хотя в первой половине XIX в. казачество стало опорой самодержавия на
южных рубежах Российской империи, некоторые казаки совершали те или
иные преступления. Для того чтобы спастись от справедливого наказания,
они укрывались среди неподконтрольных российским властям горцев Се-
верного Кавказа. Этому способствовали торговые, межличностные кон-
такты между казаками и горцами.
С другой стороны, в казачьей среде сохранялись прежние представле-
ния о старинных идеалах казачьей вольницы. Эти представления входили
в прямое противоречие с установками законности и правопорядка, кото-
рые диктовало государство. Образ джигита – кавказского удальца, а не
подневольного служащего солдата, был значительно ближе менталитетуказаков. Результатом этого стали побеги некоторых из них к так называ-
емым непокорным горцам Северо-Западного Кавказа в первой половине
XIX века. Совершая вместе с черкесами набеги на российские территории
(своеобразные «походы за зипунами»), они реализовывали свои представ-
ления о воле. Лихой, вольный образ жизни этих казаков в регионе стал
своеобразным отзвуком масштабных казачьих бунтов в России XVII–
XVIII веков.
Примечания
1. Клычников Ю.Ю. Казаки-перебежчики в годы «Кавказской войны»: истори-
ческие сюжеты // Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавка-
за: мат-лы 9-й Междунар. Кубанско-Терской науч.-практ. конф. / под ред. Н.Н. Ве-
ликой, С.Н. Лукаша. Армавир, 2014. С. 73–76.
2. Великая Н.Н., Белецкая Е.М. Казаки Северо-Восточного Кавказа и их соседи
в дореволюционном прошлом (по историческим, фольклорным и литературным
источникам). Армавир: АГПА, 2014. С. 75–90.
3. Великая Н.Н. О казаках, добровольно ушедших к горцам в первой половине
ХIХ века // Северный Кавказ: проблемы и перспективы развития этноконфессиональных
отношений: сб. науч. тр. I Всерос. (с междунар. участием) науч.-практ. конф.
(г. Славянск-на-Кубани, 10–14 окт. 2014 г.). Славянск-на-Кубани, 2014. С. 16–20 и др.
4. Щербина Ф.А. История Кубанского Казачьего войска. Т. II. Краснодар: Крас-
нодарские известия, 2007. С. 959.
5. Ходарковский М. Горький выбор: верность и предательство в эпоху российского
завоевания Северного Кавказа. М.: Новое литературное обозрение, 2016. С. 10.
6. Дударев С.Л. Об одном примере западного взгляда на историю интеграции
Северного Кавказа в состав России / отв. ред. Ю.Ю. Клычников. II Известия на-
учно-педагогической Кавказоведческой школы В.Б. Виноградова. Вып. 5. Ставро-
поль: Дизайн-студия Б, 2016. С. 4.
7. Великая Н.Н. Казаки Восточного Предкавказья в XVIII–XIX вв. Ростов н/Д,
2001. С. 226.
8. Потто В.А. Кавказская война. Т. 5. Ставрополь: Кавказская жизнь, 1994.
С. 248–249.
9. Толстов В. История Хопёрского полка Кубанского казачьего войска. 1696–
1896. Тифлис: Типография канцелярии Главноначальствующего гражданской ча-
стью на Кавказе, 1900. С. 264–266.
10. Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 38. Оп. 7.
Д. 93. Л. 1.
11. Там же. Л. 2.
12. Щербина Ф.А. Указ. соч. С. 965.
13. Там же. С. 969.
14. Там же. С. 969–970.
15. Государственный архив Краснодарского края (далее – ГАКК). Ф. 261. Оп. 1.
Д. 1796 «Побег казака Харитона Яроша».
Старый
 
Сообщения: 1803
Зарегистрирован: Пт июл 03, 2009 4:14 am

Re: Н.С. Степаненко Беглые казаки среди горцев Северо-Западн

Сообщение Валерий Кравченко » Пн апр 23, 2018 8:47 am

Здорова.
Очень-очень познавательно.
Знавал одного черкеса по фамилии Гиш, так он на полном серьёзе утверждал что потомок французского графа Де Гиша.
Из пленных французов 1812 года, отправлен на Кавказ, а там перебежал к черкесам.
Раньше я смеялся, а теперь могу и поверить.
Аватара пользователя
Валерий Кравченко
 
Сообщения: 1435
Зарегистрирован: Сб июл 04, 2009 10:16 am
Откуда: Екатеринодар
Национальность: казак

Re: Н.С. Степаненко Беглые казаки среди горцев Северо-Западн

Сообщение Семеныч » Пн апр 23, 2018 11:06 pm

Привет! Валера, а я еще обратил внимание вот на это - "Их по Высочайшему повелению было приказано отправить на службу в Финляндию." Выходит что служили все таки казаки в Финляндии и не зря по ДНК финка интересовалась не служил ди кто из предков.
Аватара пользователя
Семеныч
 
Сообщения: 551
Зарегистрирован: Чт июл 02, 2009 12:49 pm
Откуда: Кубань, станица Гостагаевская
Национальность: кубанский казак
Откуда родом: ККВ ст.Гостагаевская
Ресурсы: http://gostagay-150.ucoz.ru/

Re: Н.С. Степаненко Беглые казаки среди горцев Северо-Западн

Сообщение Андрей Рудик » Ср апр 25, 2018 2:06 pm

Очень интересно ! Безусловно такие случаи имели место и не были из-ряда вон редкими. Сам встречал такие документы в архивах.

Игорь, а почему в примечаниях только до пункта 15, тогда как в тексте до пункта 20 ? Или я что-то не так понял ?
Такэ дило там зробылось - у городи Сочи,
Нэ слухалы б мои вуха, нэ бачылы б вочи.
Аватара пользователя
Андрей Рудик
 
Сообщения: 2121
Зарегистрирован: Пн мар 21, 2011 6:48 pm
Национальность: КАЗАК
Откуда родом: Кубанское Казачье Войско ст.Неберджаевская

Re: Н.С. Степаненко Беглые казаки среди горцев Северо-Западн

Сообщение Старый » Ср апр 25, 2018 4:07 pm

Андрей, видимо не скопировал часть примечаний.
Старый
 
Сообщения: 1803
Зарегистрирован: Пт июл 03, 2009 4:14 am


Вернуться в Золотой век

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 1

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ Яндекс.Метрика