Последнее на сайте

Новости

Православный календарь






Степень участия войскового старшины Ф.М. Персиянова 1-го в о

Казачество с XVI по XIX века

Модератор: Старый

Степень участия войскового старшины Ф.М. Персиянова 1-го в о

Сообщение Старый » Вс апр 29, 2018 4:01 pm

Захаревич А.В.
Степень участия войскового старшины Ф.М. Персиянова 1-го в отводе донских казаков на Кубань после подавления Есауловского
восстания в 1794 г.
Данное сообщение посвящено скорее не вопросам, связанным с участием донского казачества в Есауловском восстании 1792-1794 гг, а с его последствиями, выразившимися в отводе участников «возмущения» на новое место жительства и службы – Кавказскую линию. Причем освещены будут не технические детали процесса отвода, а степень участия в нем войскового старшины Федора Матвеевича Персиянова 1-го.
Благодаря монументальной работе Ф.А. Щербины нам известны люди, занимавшиеся на Дону этим процессом: «Наряд казаков на переселение и самое отправление их на Кавказ частями поручено было генералу Мартынову, а размещение их на новых местах – главнокомандующему Гудовичу. Об этом же просил Гудовича и генерал Мартынов, выехавший в крамольные станицы и пославший надежных старшин в станицы верховые. Для сопровождения переселяющихся казаков генерал Мартынов, кроме регулярных войск, имел в своем распоряжении один Донской казачий полк. Начальство, по-видимому, опасалось что казаки выкажут еще раз нежелание идти на Кубань и осложнят дело переселения новыми беспорядками. До 30 июня Мартынов отправил первые три партии переселенцев в Темнолесский ретраншамент, в Кавказскую и Усть-Лабинскую крепости, под начальством войскового старшины Кумшацкого. Партии эти сопровождались казаками Мартынова, Воронежским батальоном и эскадроном драгун. В конце июня было отправлено еще 200 семей к Прочно-Окопу при сотнике Чимигукове, 28 июня 100 семей к Воровскому лесу при есауле Сучилине и 30 июня 150 семей к Григориполису при войсковом старшине Кирееве» [1].
Как видим, среди перечисленных «отводцев» войскового старшины Ф.М. Персиянова нет! Однако, в его послужных списках за 1799 и 1810 гг., хранящихся в фонде 341 Государственного архива Ростовской области (ГАРО) заявлено без лишней скромности: «794-го отряжен был для командования поселенными на Кавказской линии казаками» [2], причем одинаковым текстом как в одном, так и в другом. Так как, работая над темой «Участие донского казачества в боях с горцами в оборонительный период Кавказской войны (1801-1816 гг.)», мы не здорово вчитывались в труд Ф.А. Щербины, то восприняли это сведение из послужных списков как «истину в последней инстанции» и в своей монографии даже излишне переусердствовали: «Именно он (Ф.М. Персиянов – А.З.) был назначен в 1794 г. атаманом для выведения после Есауловского восстания с Дона на Кубань переселяемых казаков, но в 1795 г. возвратился оттуда и снова стал работать в следственных комиссиях» [3]. Естественно, атаманом над всеми выселенными на Кубань он не был, «отводцем», какими были вышеперечисленные офицеры – тоже (их всех отметил Ф.А. Щербина – А.З.).
Ответить на поставленный в заголовке сообщения вопрос поможет нам тот же текст Ф.А. Щербины: «Военная Коллегия, по просьбам казаков, поручила Гудовичу выбрать надежнейшего начальника из казачьего сословия и подчинить ему всех прочих, которых, в свою очередь, Гудович должен был разместить по отдельным станицам, сообразно с местными условиями. Если бы этих второстепенных чиновников оказалось недостаточно, то Гудович мог потребовать от донской администрации большего числа старшин… Сообщая о просьбе переселенцев оставить с ними казачьих офицеров, та же Военная Коллегия предложила Гражданскому Правительству Войска Донского командировать в каждые две станицы по одному полковнику с достаточным числом полковых старшин и выбрать вообще людей добросовестных, благонамеренных, знающих и попечительных, дабы они ни малейших притеснений казакам не чинили и соблюдали как служебные, так и станичные порядки» [4].
Думается, что Ф.М. Персиянов 1-й был командиром, присланным на Кубань в эту «вторую волну». Тем более, что у Ф.А. Щербины мы можем прочесть еще одно уточнение: «В число трех полковников Военная Коллегия заранее назначила войскового старшину Илью Кумшацкого, сопровождавшего переселенческие партии и особенно аттестованного генералом Мартыновым» [5]. Получается, что слово «полковники» означало в указе не чин, а должность: т.е. полковниками могли быть и войсковые старшины. Двое (Кумшацкий и Киреев – А.З.) уже были на месте, нужен был третий: им и оказался Федор Матвеевич Персиянов.
Из его послужных списков мы узнаем, что войсковым старшиной он стал 9 августа 1792 г. за отличия в боях в Польше [6]. Прибыв на Дон, он сразу очутился в атмосфере волнений в Войске, вызванных «Есауловским возмущением». Как перспективного офицера, отличившегося в боевых действиях, его в 1793 г. назначают начальником Усть-Аксайского сыскного начальства, расположенного недалеко от г. Черкасска. Генерал-майор Д.М. Мартынов руководит действиями по подавлению движения. Очевидно Ф.М. Персиянов, занимая такую должность, занимался пытками и допросами вождей «возмущения»: Никиты Ивановича Белогорохова, Фоки Сухорукова, Ивана Рубцова и др. Это не доказанный факт, но вытекающий из его должности… Поэтому, видя что этот офицер достаточно верноподданный и не даст разгуляться донской вольнице на Кубани, его и назначили третьим «полковником» на Кавказской линии. А вскоре прислали и фактического командира нового казачьего полка, сформированного из переселенцев в 1796 г. и получившего название Кубанского – премьер-майора Илью Федоровича Чернозубова, будущего героя Отечественной войны 1812 г. Но командовал полком он недолго, т.к. был отдан под суд за то, что отогнал 5000 баранов из-за Кубани.
Если же вернуться к личности Ф.М. Персиянова 1-го, то остается разобраться с тем, куда он был назначен находиться на Линии. Из уже цитированного отрывка из Ф.А. Щербины мы выяснили, что сотник Чимигуков привел 200 семей к Прочному Окопу, а есаул Сучилин 100 семей к Воровскому лесу. Оба они по своим чинам «не тянули» на «полковников», нужен был соответствующий человек. Наибольшее опасение у В.И. Гудовича вызывала станица Воровсколесская, причем по нескольким причинам: 1) она имела крайне неудобное военно-стратегическое положение, находясь напротив наиболее беспокойного верхнекубанского кордонного участка, на удаленном расстоянии от населенных пунктов. Ближайшие в то время русские поселения – ст. Темнолесская (90 верст) и с. Круглолесское (55 верст, основано в 1797 г.), располагались на весьма значительном расстоянии; 2) в случае военной тревоги переселенцам приходилось рассчитывать только на свои силы. Положение отягчалось тем, что на протяжении Кубани от Каменного моста (на территории современного города Карачаевска) и до Недреманного Мыса существовало, по меньшей мере, 10 бродов, весьма удобных для переправы. В этой части Кубани броды были почти повсеместно, но скалистые берега давали возможность горцам переправиться на правый берег реки только в определенных местах. Броды заливались водой только в половодье или при ледоходе, поэтому горцы «воровские» набеги на Линию проводили преимущественно с конца мая до начала зимы, когда уровень воды в Кубани понижался или река покрывалась льдом; 3) в Воровсколесскую, несмотря на все эти моменты, переселили меньше всего донцов [7].
Поэтому, очевидно, И.В. Гудович и направил в это тревожное место войскового старшину Ф.М. Персиянова. Мы не располагаем конкретными документами об этом, но логика вещей именно такова: нужен был «полковник», а не есаул, боевой офицер и верноподданный в атмосфере воспоминаний о бунте 1792-1794 гг. Указом Военной Коллегии от 23 октября 1794 г. на имя И.В. Гудовича, на Кубань назначены были донские старшины, как просили о том переселенцы, а все вновь поселенные станицы были подчинены генерал-майору И.Д. Савельеву, командиру Моздокского казачьего полка [8].
Косвенным подтверждением того, что войсковой старшина Ф.М. Персиянов в 1794 г. был направлен в ст. Воровсколессскую является следующий факт из истории Кавказской войны. Осенью 1804 г. на Линию прибыли с Дона полки во главе с новым походным атаманом полковником В.А. Быхаловым 1-м, которые должны были сменить прибывшие в 1802 г. В «Месячном отчете о состоянии Войска Донского за генварь 1805 года» под заголовком «Кавказская линия» написано: «восемь полков: Кошкина 1-го в Константиногорске; Попова 3-го в слободе Павлодольской; Данилова 1-го в Недреманном ретраншаменте; Фролова 2-го в Кавказской крепости; Агеева 3-го при Усть-Тахтамыше над Кубаном; Грекова 20-го – при станице Воровсколесской; Щербакова 1-го при Усть-Лабинской крепости и Кутейникова 6-го у речки Малки в слободе Прохладной. Там же четыре полка: при полковнике Быхалове 1-м, подполковнике Крюкове 1-м, старшинах Аханове 1-м и Персиянове 1-м, командированные на перемену четырех вышеозначенных, командирован в Моздок один полк при старшине Агееве 2-м» [9].
Старый
 
Сообщения: 1783
Зарегистрирован: Пт июл 03, 2009 4:14 am

Re: Степень участия войскового старшины Ф.М. Персиянова 1-го

Сообщение Старый » Вс апр 29, 2018 4:01 pm

Но уже в «Отчете за февраль…» значится, что полк Персиянова 1-го занял кордон при станице Воровсколесской [10], сменив полк Грекова 20-го, который был почему-то снова отведен в отряд полковника Быхалова 1-го из четырех резервных полков, вернувшись на Линию уже по «Отчету» за май 1805 г. и став у Кавказской крепости [11]. Тогда же в слободу Павлодольскую вошел и полк Крюкова 1-го, полк Быхалова 1-го, сменивший полк Кошкина 1-го, вошел в Константиногорскую крепость, а полк Аханова 1-го стал у Баталпашинской переправы. Из всех перечисленных движений обращает на себя внимание то, что полк Персиянова 1-го занял свое место на Линии еще в феврале 1805 г., тогда как даже походный атаман, которому он подчинялся по службе, определился со своим местом только в мае! Ст. Воровсколесская на долгое время становится штаб-квартирой этого полка. Почему? Да потому, что Федор Матвеевич «нагрел» это место в свое пребывание на Линии в 1794-1795 гг. Единственный офицер Кубанского полка, проживавший к 1805 г. в ст. Воровсколесской – сотник (в 1812 г. – есаул – А.З.) Кузьма Кондратьевич Краснополов [12], знакомец ф. М. Персиянова еще по его бытию в станице в 1794 г., на станичном сходе организовал смену полка Грекова 20-го на уже знакомый станичникам полк Персиянова 1-го, обеспечив ему радушный прием бывших донцов. Дело дошло до того, что Ф.М. Персиянов переселяет с Дона в Воровсколесскую свою семью (жену, приемную дочь и двух внуков) [13]. Кто бы это сделал на его месте, если бы место было не нагрето?
И все эти мероприятия заканчиваются замечательной страницей в истории Кавказской войны – героической обороной ст. Воровсколесской 23 мая 1807 г., когда сам Федор Матвеевич, 52 казака его полка и местные казаки во главе с К.К. Краснополовым, обороняясь от 6-7 тысячного полчища закубанцев, уничтожили до 300 горцев [14]. Такого результата не могло быть, если бы Ф.М. Персиянов не был бы связан с казаками-переселенцами в 1794 г. именно этой станицы.
Мало прямых документов, подтверждающих нашу гипотезу, идеи пришли как результат перечитывания труда Ф.А. Щербины, но события могли развиваться и в описанном русле: Ф.М. Персиянов был в 1794-95 гг. начальником казаков-переселенцев ст. Воровсколесской, участвуя в судебных разбирательствах над ними на Дону, а затем и приехав «бдеть» над ними на месте. А потом это «бдение» крепко сказалось в его службе на Линии в 1804 – 1810 гг. и в знаменитой обороне 1807 г. В биографии нашего героя это как-то очень прочно спаялось…

Примечания
1.Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. Т. 2. Екатеринодар. 1913. С. 124
2.ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 212. Л. 114 об. – 115; ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 504. Л. 63 об., 66
3.Захаревич А.В. Донские казаки в боях с горцами на Северном Кавказе на начальной фазе оборонительного периода Кавказской войны (1801-1804 гг.). Ростов-на-Дону. РГПУ. 2005. С. 165
4.Щербина Ф.А. Указ. Соч. Т. 2. С. 124
5. Там же. С. 125
6.ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 212. Л. 114 об. – 115
7.Соловьев И.А. Станица Воровсколесская от форпоста до сельской глубинки.
2-е изд, испр. и доп. Ставрополь: Графа. 2011. С. 64
8.Щербина Ф.А. Указ. Соч. С. 125
9.ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 111. Л. 2 об. – 3
10.ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 112. Л. 2 об.
11.ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 114. Л. 2 об.
12.Колесников В.А. О первоначальном обустройстве станиц Кубанского линейного полка в 1794-1804 гг. // Гуманитарные и юридические исследования СКФУ. Вып. 3. 2014. С. 52
13.Захаревич А.В. Некоторые уточнения, связанные с боем 23 мая 1807 г. по обороне станицы Воровсколесской // Историческое регионоведение Северного Кавказа вузу и школе (8-я Всероссийская конференция). Ч. 1. Армавир, 2003. С.82
14.Захаревич А.В. Участие донского казачества в обороне станицы Воровсколесской 23 мая 1807 г. // Северный Кавказ: геополитика, история, культура. Материалы Всероссийской научной конференции. Ч. 1-я. М.- Ставрополь. 2001. С. 131-133
Старый
 
Сообщения: 1783
Зарегистрирован: Пт июл 03, 2009 4:14 am


Вернуться в Золотой век

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: GoGo.Ru [Bot] и гости: 1

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ Яндекс.Метрика