Последнее на сайте

Новости

Православный календарь






ЛИСТУВАННЯ ЗАПОРОЖЦІВ З ІВАНОМ МАЗЕПОЮ ВОСЕНИ 1708 РОКУ

Казачество с XVI по XIX века

Модератор: Старый

ЛИСТУВАННЯ ЗАПОРОЖЦІВ З ІВАНОМ МАЗЕПОЮ ВОСЕНИ 1708 РОКУ

Сообщение Старый » Вс сен 30, 2018 7:34 am

Татьяна ТАиРОВА-ЯКОВЛЕВА (Санкт-Петербург).
Яснее велможный войска Zапорожских обоих сторон Днепра мосце пане
гетмане, нам велце милостивый Пане и патроне.
Присланный от велможности вашей панской до нас войска Zапорожского
Низового особа подал нам на кош обширнее выписанный уневерсал ваш реймен-
тарский, которий когда вичитан в обще войсковой нашой раде, все що в нем
виражено ведомо нам есть войску запорожскому низовому. А при том же обшир-
ном уневерсале вашом рейментарском и особливий вашое ж велможности одоб-
ралисмо лист, виражаючий вражду и злость московскую, которая здавна хитрее
на отчизну матку нашу дабы оную во область и завладенiе себе вzяти умышляет
и одобравши в городах украинских своих людей осадити желает, а нашим людем
малороссийским незноснiе и нестерпимiе здирства и знищенья починивши и
зрабовавши в Московщину загнати на вечное тяжкое неволничое мордерство
тщится. И яко тых всех ради причин, що в обширном уневерсалном вашом пан-
ском листе суть виражены о московском ку отчизне матце нашой злости и нена-
висти стягаючогося. Так жебы оной незапропастити и в работу тиранскую и
вечное неволничое завладение ненаситству московскому не подати, овшем
охоронити и оборонити при всей целости от того ж московского налогу, разсудили
и уважили велможность ваша панская за общим согласием и с полною обрадою
з панами енералными особами полковниками и Инною войсковою старшиною
удатися под протекцию опеку и оборону до найяснейших королей их милостей
шведского и полского, которiя пишете в листе своем панском прирекли своим
королевским словом совестiю християнскою потвердили и писмами своими упев-
нили, не тилко войско Zапорожское, и народ малороссийский от московского
тиранского ярма уволнити, леч и при стародавных правах и волностях заховати.
Такими прето велможности вашой найяснейших королей их милостей шведского
и полского обнадежившися и упевнывшися прирекли мы словами, пишется до
нас войска запорожского низового обовязуючи своею верною горливостю, абыс-
мо яко сины православныя восточния апостолской церкве щире и горливе по-
стояли за милую отчизну матку нашу и для оброны и поратованя оной зибралися
туда ж до велможности вашей, постаравшися искоренити поблизу Сечи будучие
городки Каменный Затон и Самару оние городки пре том атаман кошевый и все
войско Zапорозкое низовое сим листом нашим войсковим листом объявляем //
объявляем тое ж и теперишнего часу чще войска малое на коше без которого
общая войсковая рада не может ни в чом бути, и любо послалисмо умислне
пана посланного нашого жебы заходилося все войско до Сечи и целее совоку-
пилося в дни прийдучом празденственном святителя Христова Николая. Еднак
жадаем и желаем попремногу того абы на тое ж число к празднику святителя
Христова Николая были присланы особы от найяснейших королей их милостей
шведского и полского и от велможности вашей для словесной совершенной умо-
ви и досконалих приговоров войсковых, кгды ж мы войско запорозкое низовое
оддалившися от царя московского хочем ведати под Ким будем жить и кого себе
за зверхнейшего пана мети и жебы нам войску запорозкому кошу были надани
права и волности и клейноти войсковие яко за давных королей полских мело
войско усе права, волности и клейноти войсковіе о чом бы нам когда прибудут
посланные и от найяснейших королей их милостей шведского и полского и от
велможности вашей словесно прилюдно обширне говорити и на едном
постановити жебы было за що нам войску запорозкому службы свои гонити в
працах войскових и случаях военных. Тут же и тое прекладаем велможности
вашой що и кримские городки поблизу в соседстве з нами зостают, так будет
увага ваша з ними поступити як з оными обыйдетеся в Каменном Затоне изве-
щаем иж не можем оного искоренити без помощи усоветуйте велможность ваша
вскоре прислати на помощь войска военнего и тогда избывши сии городки самый
на гнездо наше головнейшим поспешимо в помощ, мы атаман кошовой з войском
до обозов ваших войсковых где будут найдоватися в чем велможности вашой
панской предложивши и о скорое присланье посланных наменивши, зостает
назавше велможности вашой панской милостивому добродееви нашему всего
добра зычливие приятеле и во всем поважнiе. Его царского пресветлого вели-
чества войска Zапорозкого низового атаман Кошовой Гордеенко з товариством.
З Коша ноебрия 24
Року 1708
РГАДА. – Ф. 124: Малороссийские дела. – Оп. 1/1708. – № 91. – Л. 1–1об.
Старый
 
Сообщения: 1801
Зарегистрирован: Пт июл 03, 2009 4:14 am

Re: ЛИСТУВАННЯ ЗАПОРОЖЦІВ З ІВАНОМ МАЗЕПОЮ ВОСЕНИ 1708 РОКУ

Сообщение Андрей Рудик » Вт окт 02, 2018 2:25 pm

Чистый сепаратизьм.... :shock:
Такэ дило там зробылось - у городи Сочи,
Нэ слухалы б мои вуха, нэ бачылы б вочи.
Аватара пользователя
Андрей Рудик
 
Сообщения: 2120
Зарегистрирован: Пн мар 21, 2011 6:48 pm
Национальность: КАЗАК
Откуда родом: Кубанское Казачье Войско ст.Неберджаевская

Re: ЛИСТУВАННЯ ЗАПОРОЖЦІВ З ІВАНОМ МАЗЕПОЮ ВОСЕНИ 1708 РОКУ

Сообщение Старый » Ср окт 03, 2018 3:17 am

Однозначно.
Старый
 
Сообщения: 1801
Зарегистрирован: Пт июл 03, 2009 4:14 am

Re: ЛИСТУВАННЯ ЗАПОРОЖЦІВ З ІВАНОМ МАЗЕПОЮ ВОСЕНИ 1708 РОКУ

Сообщение Валерий Кравченко » Ср окт 03, 2018 10:05 am

Здорова всем читающим.

Чтобы представить себе ситуацию с Сечи в конце 1708 – весной 1709 г., следует сказать пару слов о социальном расслоении запорожцев.

Запорожцы в XVI в. создали миф о равноправии и братстве всех запорожских казаков и старались поддерживать его в последующие века. Да, чисто формально все казаки были равны. Выборы атаманов и гетманов действительно были более демократичные, чем сейчас наши президентские и думские выборы. Однако реальная власть, большей частью скрытная, находилась в руках «знатных старых» казаков.

Древние мифы запорожского казачества крайне пригодились в ХХ в. как советским, так и националистическим историкам. Первые доказывали, что действия казаков были исключительно элементом классовой борьбы крестьян против феодалов, а вторые утверждали, что как запорожские, как и реестровые казаки представляли собой особый класс украинского народа, который боролся за национальную независимость «вильной Украины» в границах 1991 г. Как видим, цели у «совков» и националистов были разные, а мифологию они создавали примерно одинаковую.

Вопреки устоявшимся взглядам, многие запорожцы были… женаты и жили не в Сечи, а в зимовниках, то есть на хуторах, расположенных на Великом лугу. Жившие в зимовниках казаки занимались хлебопашеством, скотоводством, торговлей, ремеслами и промыслами и потому назывались не «лыцарями» и «товарищами», а подданными или посполитыми сичевых казаков, «зимовчиками», «сиднями», «гниздюками». Помимо этого сичевые казаки звали сидней в насмешку «баболюбами» или «грекосиями». Кстати, многие богатые казаки и имели наложниц и не по одной в паланках и пасеках вблизи Сечи.
<[:) И какой дурень от такого откажется.

Тем не менее сидни, как писал Яворницкий, «несмотря на то, что были женаты, обязаны были нести воинскую службу беспрекословно; в силу этого каждому женатому козаку вменялось в обязанность иметь у себя ружье, копье и “прочую козачью сбрую”, а также непременно являться в Кош “для взятья на козацство войсковых приказов”; кроме воинской службы, они призывались для караулов и кордонов, для починки в Сичи куреней, возведения артиллерийских и других козацких строений. Но главною обязанностью гниздюков было кормить сичевых козаков. Это были, в собственном смысле слова, запорожские домоводы: они обрабатывали землю сообразно свойству и качеству ее; разводили лошадей, рогатый скот, овец, заготовляли сено на зимнее время, устраивали пасеки, собирали мед, садили сады, возделывали огороды, охотились на зверей, занимались ловлею рыбы и раков, вели мелкую торговлю, промышляли солью, содержали почтовые станции и т. п. Главную массу всего избытка зимовчане доставляли в Сичь на потребу сичевых козаков, остальную часть оставляли на пропитание самих себя и своих семейств»[31].
Тот же Яворницкий писал: «Как велико было у запорожских козаков количество лошадей, видно из того, что некоторые из них имели по 700 голов и более… Однажды кошевой атаман Петр Калнишевский продал разом до 14 000 голов лошадей, а у полковника Афанасия Колпака татары, при набеге, увели до 7000 коней…
…В одинаковой мере с коневодством и скотоводством развито было у запорожских козаков и овцеводство: у иного козака было до 4000, даже по 5000 голов овец: “рогатый скот и овцы довольно крупен содержат; шерсти с них снимают один раз и продают в Польшу”»[32].
Может ли один человек без жены и детей, пусть даже не занятый походами и пьянством, обслуживать 700 лошадей или 5000 овец? Понятно, что нет. Кстати, и Яворницкий пишет: «…овечьи стада назывались у запорожеских казаков отарами, а пастухи – чабанами, – названия, усвоеные от татар»[33].

Итак, экономика Войска Запорожского держалась на тысячах грездюков (сидней) и сотнях или тысячах чабанов.

Понятно, что старшина, то есть богатые запорожцы, могли безбедно жить и в мирное время, а каково молодым (бедным) казакам, жившим в Сечи в куренях-казармах? Питались они если не впроголодь, то весьма скудно. Женщин в саму Сечу (имеется в виду крепость, а не территория Войска Запорожского) действительно не пускали под страхом смертной казни. <[:) (Мама дорогая, и сейчас в казарму баб водить нельзя, хорошо что не убивают за такое). Так что молодым казакам (не по возрасту, а по положению) оставалось целыми днями слушать бандуристов, играть в карты, в кости и мечтать о походах, славе, а главное, богатой добыче.
Скучно было без разбою жить, вот и ходили и на москалей и на татарву и на ляхов.
Нужно просто смотреть на это не со своей сегодняшней просвящённости, а мысленно перенести себя на место либо рядового казака в Сечь, как по мне сейчас 55 уже лучше в паланку или на пасеку. <[:)

Вывод вели себя по ситуации, как сильно припекло и согласились на Кубань заехать.
Сепаратизм конечно, но не критично.

<[:)
Аватара пользователя
Валерий Кравченко
 
Сообщения: 1434
Зарегистрирован: Сб июл 04, 2009 10:16 am
Откуда: Екатеринодар
Национальность: казак

Re: ЛИСТУВАННЯ ЗАПОРОЖЦІВ З ІВАНОМ МАЗЕПОЮ ВОСЕНИ 1708 РОКУ

Сообщение Андрей Рудик » Ср окт 03, 2018 8:31 pm

Доходчиво. ~<[:{D
Однако реальная власть, большей частью скрытная, находилась в руках «знатных старых» казаков.

Глубинное государство. Так сегодня называют .

Безусловно в головах у людей полно самых разных мифов и фантазий о Сечи. И мало кто пытается разобраться в сути вопроса.
Такэ дило там зробылось - у городи Сочи,
Нэ слухалы б мои вуха, нэ бачылы б вочи.
Аватара пользователя
Андрей Рудик
 
Сообщения: 2120
Зарегистрирован: Пн мар 21, 2011 6:48 pm
Национальность: КАЗАК
Откуда родом: Кубанское Казачье Войско ст.Неберджаевская

Re: ЛИСТУВАННЯ ЗАПОРОЖЦІВ З ІВАНОМ МАЗЕПОЮ ВОСЕНИ 1708 РОКУ

Сообщение Семеныч » Ср окт 03, 2018 11:57 pm

Валерий Кравченко
Чтобы представить себе ситуацию с Сечи в конце 1708 – весной 1709 г., следует сказать пару слов о социальном расслоении запорожцев.


Валера, в подтверждение у историка Соловьева С.М. "Толкуя о правах и вольностях бедной отчизны Украины, старшина стремилась к господству, имея в виду только собственные выгоды; козачество требовало равенства, с ненавистью смотря на людей, которые, вышедши из его рядов, павлинились в дворянском или шляхетском звании; «мы знаем только гетмана и не хотим знать боярина!» — кричало Запорожье."
Аватара пользователя
Семеныч
 
Сообщения: 551
Зарегистрирован: Чт июл 02, 2009 12:49 pm
Откуда: Кубань, станица Гостагаевская
Национальность: кубанский казак
Откуда родом: ККВ ст.Гостагаевская
Ресурсы: http://gostagay-150.ucoz.ru/

Re: ЛИСТУВАННЯ ЗАПОРОЖЦІВ З ІВАНОМ МАЗЕПОЮ ВОСЕНИ 1708 РОКУ

Сообщение Семеныч » Чт окт 04, 2018 12:06 am

ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЛЕВОБЕРЕЖНОЙ УКРАИНЫ К РОССИИ: ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ИСТОРИКОВ

(Ключевский В.О., Соловьев С.М., Гумилев Л.Н.)

Ключевский В.О.:

… С самого начала восстания Хмельницкого между Москвой и Малороссией установились двусмысленные отношения. Успехи Богдана превзошли его помышления: он вовсе не думал разрывать с Речью Посполитой, хотел только припугнуть зазнавшихся панов а тут после трех побед почти вся Малороссия очутилась в его руках. Он сам признавался, что ему удалось сделать то, о чем он и не помышлял. У него начала кружиться голова, особенно за обедом. Ему мерещилось уже Украинское княжество по Вислу с великим князем Богданом во главе; он называл себя «единовладным самодержцем русским», грозил всех ляхов перевернуть вверх ногами, всю шляхту загнать за Вислу и т. д. Он очень досадовал на московского царя за то, что тот не помог ему с самого начала дела, не наступил тотчас на Польшу, и в раздражении говорил московским послам вещи непригожие и к концу обеда грозил сломать Москву, добраться и до того, кто на Москве сидит. Простодушная похвальба сменялась униженным, но не простодушным раскаянием. Эта изменчивость настроения происходила не только от темперамента Богдана, но и от чувства лжи своего положения. Он не мог сладить с Польшей одними казацкими силами, а желательная внешняя помощь из Москвы не приходила, и он должен был держаться за крымского хана. После первых побед своих он намекал на свою готовность служить московскому царю, если тот поддержит казаков. Но в Москве медлили, выжидали, как люди, не имеющие своего плана, а чающие его от хода событий. Там не знали, как поступить с мятежным гетманом, принять ли его под свою власть или только поддерживать из-за угла против поляков. Как подданный, Хмельницкий был менее удобен, чем как негласный союзник: подданного надобно защищать, а союзника можно покинуть по миновении в нем надобности. Притом открытое заступничество за казаков вовлекало в войну с Польшей и во всю путаницу малороссийских отношений. Но и остаться безучастным к борьбе значило выдать врагам православную Украину и сделать Богдана своим врагом: он грозил, если его не поддержат из Москвы, наступать на нее с крымскими татарами, а не то, побившись с ляхами, помириться да вместе с ними поворотиться на царя. Вскоре после Зборовского договора, сознавая неизбежность новой войны с Польшей, Богдан высказал царскому послу желание в случае неудачи перейти со всем войском Запорожским в московские пределы. Только года через полтора, когда Хмельницкий проиграл уже вторую кампанию против Польши и потерял почти все выгоды, завоеванные в первой, в Москве, наконец, признали эту мысль Богдана удобнейшим выходом из затруднения и предложили гетману со всем войском казацким переселиться на пространные и изобильные земли государевы по рекам Донцу, Медведице и другим угожим местам: это переселение не вовлекало в войну с Польшей, не загоняло казаков под власть султана турецкого и давало Москве хорошую пограничную стражу со стороны степи. Но события не следовали благоразумному темпу московской политики. Хмельницкий вынужден был к третьей войне с Польшей при неблагоприятных условиях и усиленно молил московского царя принять его в подданство, иначе ему остается отдаться под давно предлагаемую защиту турецкого султана и хана крымского. Наконец, в начале 1653 г. в Москве решили принять Малороссию в подданство и воевать с Польшей. Но и тут проволочили дело еще почти на год, только летом объявили Хмельницкому о своем решении, а осенью собрали земский собор, чтобы обсудить дело по чину, потом еще подождали, пока гетман потерпел новую неудачу под Жванцем, снова выданный своим союзником—ханом, и только в январе 1654 г. отобрали присягу от казаков. После капитуляции под Смоленском в 1634 г. 13 лет ждали благоприятного случая, чтобы смыть позор. В 1648 г. поднялись казаки малороссийские. Польша очутилась в отчаянном положении; из Украины просили Москву помочь, чтобы обойтись без предательских татар, и взять Украину под свою державу. Москва не трогалась, боясь нарушить мир с Польшей, и 6 лет с неподвижным любопытством наблюдала, как дело Хмельницкого, испорченное татарами под Зборовом и Берестечком, клонилось к упадку, как Малороссия опустошалась союзниками-татарами и зверски свирепою усобицей, и, наконец, когда страна уже никуда не годилась, ее приняли под свою высокую руку, чтобы превратить правящие украинские классы из польских бунтарей в озлобленных московских подданных. Так могло идти дело только при обоюдном непонимании сторон. Москва хотела прибрать к рукам украинское казачество, хотя бы даже без казацкой территории, а если и с украинскими городами, то непременно под условием, чтобы там сидели московские воеводы с дьяками, а Богдан Хмельницкий рассчитывал стать чем-то вроде герцога Чигиринского, правящего Малороссией под отдаленным сюзеренным надзором государя московского и при содействии казацкой знати, есаулов, полковников и прочей старшины. Не понимая друг друга и не доверяя одна другой, обе стороны во взаимных сношениях говорили не то, что думали, и делали то, чего не желали. Богдан ждал от Москвы открытого разрыва с Польшей и военного удара на нее с востока, чтобы освободить Малороссию и взять ее под свою руку, а московская дипломатия, не разрывая с Польшей, с тонким расчетом поджидала, пока казаки своими победами доконают ляхов и заставят их отступиться от мятежного края, чтобы тогда легально, не нарушая вечного мира с Польшей, присоединить Малую Русь к Великой. Жестокой насмешкой звучал московский ответ Богдану, когда он месяца за два до Зборовского дела, имевшего решить судьбу Польши и Малороссии, низко бил челом царю «благословить рати своей наступить» на общих врагов, а он в божий час пойдет на них от Украины, моля бога, чтобы правдивый и православный государь над Украиной царем и самодержцем был. На это, видимо искреннее, челобитье из Москвы отвечали: вечного мира с поляками нарушить нельзя, но если король гетмана и все войско Запорожское освободит, то государь гетмана и все войско пожалует, под свою высокую руку принять велит. При таком обоюдном непонимании и недоверии обе стороны больно ушиблись об то, чего недоглядели вовремя. Отважная казацкая сабля и изворотливый дипломат, Богдан был заурядный политический ум. Основу своей внутренней политики он раз навеселе высказал польским комиссарам: «Провинится князь, режь ему шею; провинится казак, и ему тоже—вотбудет правда». Он смотрел на свое восстание только как наборьбу казаков со шляхетством, угнетавшим их, как последних рабов, по его выражению, и признавался, что он со своими казаками ненавидит шляхту и панов до смерти. Но он не устранил и даже не ослабил той роковой социальной розни, хотя ее и чуял, какая таилась в самой казацкой среде, завелась до него и резко проявилась тотчас после него: это—вражда казацкой старшины с рядовым казачеством, «городовой и запорожской чернью», как тогда называли его на Украине. Эта вражда вызвала в Малороссии бесконечные смуты и привела к тому, что правобережная Украина досталась туркам и превратилась в пустыню. И Москва получила по заслугам за свою тонкую и осторожную дипломатию. Там смотрели на присоединение Малороссии с традиционно-политической точки зрения, как на продолжение территориального собирания Русской земли, отторжение обширной русской области от враждебной Польши к вотчине московских государей, и по завоевании Белоруссии и Литвы в 1655 г. поспешили внести в царский титул «всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца Литовского, Волынского и Подольского». Но там плохо понимали внутренние общественные отношения Украины, да и мало занимались ими, как делом неважным, и московскиебояре недоумевали, почему это посланцы гетмана Выговского с таким презрением отзывались о запорожцах, как о пьяницах и игроках, а между тем все казачество и с самим гетманом зоветсяВойском Запорожским, и с любопытством расспрашивали этих посланцев, где живали прежние гетманы, в Запорожье или в городах, и из кого их выбирали, и откуда сам Богдан Хмельницкий выбран. Очевидно, московское правительство, присоединив Малороссию, увидело себя в тамошних отношениях, как в темном лесу. Зато малороссийский вопрос, так криво поставленный обеими сторонами, затруднил и испортил внешнюю—политику Москвы на несколько десятилетни, завязил ее в невылазные малороссийские дрязги, раздробил ее силы в борьбе с Польшей, заставил ее отказаться и от Литвы, и от Белоруссии с Волынью и Подолией и еле-еле дал возможность удержать левобережную Украину с Киевом на той стороне Днепра. После этих потерь Москва могла повторить про себя самое слова, какие однажды сказал, заплакав, Б. Хмельницкий в упрек ей за неподание помощи вовремя: «Не того мне хотелось и не так было тому делу быть»

Цит. по:Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч.3. //Сочинения. В 9-ти т. Т.3. – М., 1988. - C. 109 – 113.

Соловьев С.М.:

Силен был неожиданный удар, нанесенный Польше Москвою в 1654 году; понятно, что успехам Москвы способствовало нападение шведов на Польшу с другой стороны. Но это нападение, по-видимому грозившее Польше окончательною погибелью, удержало ее на краю пропасти: во-первых, произведя столкновение между Швециею и Москвою, оно остановило напор последней на Польшу; во-вторых, опять чрез поднятие религиозной борьбы, возбудило народные силы, произвело народную войну, которая окончилась изгнанием шведов. Обстоятельства переменились: несмотря на страшное опустошение, истощение страны, Польша нашлась в выгоднейших против Москвы условиях для продолжения войны: у нее были два союзника, первый — смута малороссийская, второй — хан крымский. И война длилась, и не видать было возможности окончить ее; Москва слишком много приобрела вначале, и потому ей было тяжело отказаться от всего приобретенного на верхнем Днепре и Двине, невозможно отказаться ото всей Малороссии, «отдать оба куска православного хлеба собаке»; на это она могла решиться только при последней крайности, а этой крайности, несмотря на страшное истощение сил, еще не было, ибо Польша, вследствие своего истощения, не могла наносить решительных ударов и пользоваться победами своими. Но с другой стороны, положение ее вовсе не было так отчаянно, чтоб она могла согласиться на московские требования: не только возвратить все приобретенное Сигизмундом и Владиславом, но и уступить половину Украины, отнять земли у своей шляхты в пользу бунтливых Козаков. Таким образом, несмотря на продолжительные съезды уполномоченных, мир был невозможен. Надобно было, чтоб одному из воюющих государств нанесен был откуда бы то ни было новый сильный удар, который бы заставил его согласиться на требование другого; этот удар нанесен был Польше усобицею, поднятою Любомирским, и грозою турецкою, накликанною Дорошенком. Перемирие состоялось.

Это перемирие с первого взгляда могло назваться очень ненадежным: Киев был уступлен Москве только на два года, а между тем легко было видеть, что Москве он очень дорог, что Москва употребит все усилия оставить его за собою. Но к удивлению, война не возобновлялась до второй половины XVIII века, и Андрусовское перемирие перешло в вечный мир с сохранением всех своих условий. Напрасно поляки утешали себя мыслию, что на их отчизну во второй половине XVII века послано такое же испытание, какое было послано на Москву в начале века, и что Польша выйдет из него так же счастливо, как и Москва: для Польши с 1654 года начинается продолжительная, почти полуторавековая агония, условленная внутренним ослаблением, распадением; в 1667 году великая борьба между Россиею и Польшею оканчивается. С этих пор влияние России на Польшу усиливается постепенно без всякой борьбы, вследствие только постепенного усиления России и равномерного внутреннего ослабления Польши; Андрусовское перемирие было полным успокоением, совершеннымдокончанием, по старинному выражению. Россия покончила с Польшею, успокоилась на ее счет, перестала ее бояться и обратила свое внимание в другую сторону, занялась решением тех вопросов, от которых зависело продолжение ее исторического существования, вопросов о преобразованиях, о приобретении новых средств к продолжению исторической жизни. Таким образом, Андрусовское перемирие служит также одною из граней между древнею и новою Россиею.

После Андрусовского перемирия Москва успокоилась со стороны Польши, но не могла успокоиться со стороны Малороссии. В этой стороне, на восток от Днепра, произошел переворот: земельная собственность переменила своих владетелей; польские паны исчезли, но это не успокоило страны, ибо на их место явились Другие — войсковая, козацкая старшина, которая стремилась к господству, стремилась немедленно же выделиться из войсковой массы или в виде шляхты польской под руководством сенатора Выговского, или в виде дворянства московского под руководством боярина Брюховецкого; но это стремление старшины встречало сильное противоборство в демократическом стремлении козачества, представителем которого было Запорожье. Толкуя о правах и вольностях бедной отчизны Украины, старшина стремилась к господству, имея в виду только собственные выгоды; козачество требовало равенства, с ненавистью смотря на людей, которые, выппедши из его рядов, павлинились в дворянском или шляхетском звании; «мы знаем только гетмана и не хотим знать боярина!» — кричало Запорожье. Города, ненавидя Козаков и старшину их, одинаково для них тяжелых, с радостью увидали бы уничтожение гетманского, козацкого регимента, лишь бы только оставались за ними их права; высшее духовенство, также толкуя о правах и вольностях, ставило себя в ложное положение, из-за этих прав и вольностей отвергая православную Москву и приклоняясь к латинской Польше,— положение, которого большинство народное не могло долго ему позволить. Так раздиралась Малороссия внутренно и этим, разумеется, облегчала работу государства Московского, которое незаметно приготовляло приравнение. Но прежде чем это приравнение последовало, отношения московского правительства в Малороссии были странные, как и следовало ожидать от господствовавшей в Малороссии безурядицы. Украина давала московскому правительству полное право не уважать того, что она называла своими правами и вольностями, ибо, во-первых, каждый в Малороссии понимал эти права и вольности по-своему; во-вторых, с самого начала стали нарушаться права, уступленные государству, права, которые оно необходимо должно было иметь. Еще в то время, когда сильная рука Богдана Хмельницкого держала Малороссию, было нарушено самим Хмельницким существенное право великого государя, право, без которого соединение Малой России с Великою было немыслимо, право, чтоб Малороссия имела одинакую политику с Москвою. Но этого мало: условием присоединения было, чтоб доходы малороссийские собирались на жалованье войску, козакам; но вот в Москве узнают, что доходы собираются вовсе не на жалованье козакам, которые, не получая этого жалованья, охладели к службе; из Малороссии, для которой начата была тяжелая война, доведшая Московское государство до крайнего истощения, из Малороссии беспрестанно приходят требования, чтоб войска царского величества шли на помощь против ляхов, изменников западной стороны, и татар. Московское государство, которое начало войну в надежде действовать против Польши дружно с двух сторон, из двух России, должно теперь растягивать свои силы для защиты громадной пограничной линии, тогда как этих сил недоставало и для защиты приобретенного в Белоруссии и Литве. У преемника Богданова, у гетмана славного Войска Запорожского, было ничтожное число коза-ков, с которыми он не мог ничего предпринять. Разумеется, при таком печальном положении дел прежде всего необходимо было определить доходы малороссийские, ввести сколько-нибудь правильный сбор, определить число Козаков, которых надобно было содержать этими доходами. На все это государство имело полное право по статьям Богдана Хмельницкого; но при первой попытк' поднимается страшный ропот и волнение; привыкли жить безе всякого надзора, привыкли брать, что кому было угодно, и вмешательство правительства, вытребованное необходимостию, страшим безнарядьем, явилось нестерпимым посягательством на права вольности? Чьи права и вольности? На этот вопрос не могли отвечать в Малороссии. Вследствие невозможности отвечать на этот вопрос обнаружилось явление, что сами малороссияне начали диктовать московскому правительству, как действовать в пользу при-равнения быта малороссийского к быту остальных областей государства. Но этими внушениями не ограничивались в Малороссии: и старшина светская, и старшина духовная твердили московскому правительству, что измена господствует в Малороссии, что козаки шатаются, положиться на них ни в чем нельзя: при первом появлении неприятеля, ляхов, передадутся к ним. С чем обыкновенно приезжало посольство малороссийское в Москву, чем наполнены были грамоты иинформации, им привозимые? Обвинениями в измене; вспомним печальную историю междугетманства; вспомним, как гетман и епископ, блюститель Киевской митрополии, вели борьбу друг с другом доносами в Москву, и кто после этого мог пожаловаться, что словочеркашенин стало в Москве синонимом изменника? Московский воевода, московский ратный человек входил в Малороссию как в страну, кипящую изменою, где он не мог положиться ни на кого, где в каждом жителе он видел человека, замышляющего против него недоброе, выжидающего только удобного случая, чтоб вынуть нож из-за пазухи. Каких же дружеских отношений после того можно было ожидать между двумя братственными народонаселениями? Какое уважение мог чувствовать москаль к шатающимся, мятущимся черкасам? Чем он мог сдерживаться, особенно в то время солдатского своеволия и хищничества? Он не сдерживался тем, что находился в родной земле, между своими же русскими людьми: ему толковали и толковали в самой Малороссии, сами малороссияне, что он среди врагов, среди изменников; это, разумеется, вполне могло разнуздывать москаля, он мог легко оправдаться в своих и чужих глазах: что же щадить изменников? Но мы видели, что иное было поведение относительно Козаков, иное относительно горожан, более верных.

Общество малороссийское вышло слишком юно на сцену, когда история решала самые важные для него вопросы. Отсутствие внутренней сплоченности, разброд составных начал, жизнь особе и вражда между живущимиособе условливали слабость страны, не дозволяли ей не только независимого, но и своеобразного политического существования. Отсюда эта шатость, колебание, вторые мы видели в продолжение нашего рассказа и которые Давали полный простор всякой силе пробиваться сквозь неспло-нные ряды. Почти вся вторая половина XVII века представляет смутное время для Малороссии, подобное Смутному времени Московского государства в начале века: та же шатость, та же нота, отсутствие ясно определенных целей и отношений, дающих твердость человеку и обществу, то же перелетство. Но Московском государстве печальная эпоха была непродолжительна; кроме того, московские люди шатались между своими искателями власти, выставлявшими одинаково народное знамя как скоро явились чужие искатели, то это появление собрало шатающийся народ, поставило его на твердые ноги и повело прекращению Смуты. Но несчастная Малороссия шаталась очень долго, шаталась и между поляками, и между турками. Уже не говоря о том, какой материальный ущерб понесла она от этого как Заднепровье было вконец опустошено и сильно досталось и восточной стороне, не говоря уже о материальном вреде, мы не можем не указать на вредное нравственное влияние, которое должно было испытать народонаселение страны от этой долгой шатости, долгой смуты; не можем не указать, как вредно должны были действовать эти явления на характер народа, расшатывая общество все более и более, ослабляя общественный смысл у народа, отучая его от общественных приемов, отучая его ходить твердо, смотреть прямо в лицо окружающим явлениям, укореняя вредную привычку не верить никому и вместе верить всему и носиться в разные стороны по первому слуху. Общественное развитие было задержано; общество продолжало обнаруживать черты детства. Последующие события XVII и даже XVIII века должны подтвердить правду сказанного.

Цит. по: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. // Соловьв С.М. Сочинении. В 18 кн. Т. 11-12. М., 1991. –С. 180-184


Гумилев Л.Н.:

Последствия выбора. Выбор, сделанный на основе естественного мироощущения народа, оказался правильным. Дабы убедиться в этом, достаточно сказать несколько слов о дальнейшей судьбе и роли украинского народа в российской истории XVII—XVIII вв.

В отличие от поляков, ограничивавших, как мы помним, число «реестровых» казаков, московское правительство увеличило реестр на 60 тысяч человек по сравнению с требованиями Богдана Хмельницкого. Фактически реестр охватывал все население слободской Украины. Кроме того, сохранилось пять-семь тысяч запорожских казаков. При польском господстве Украина могла только мечтать о подобном положении. Ни о какой дискриминации украинцев в составе России не было и речи. Более того, в XVII в. очень сильно возросло интеллектуальное влияние украинцев на население России. Украинские монахи и священники — люди образованные, поднаторевшие в диспутах с католиками, знавшие языки, — высоко ценились московской патриархией. Позже, говоря об истории русского церковного раскола, мы будем иметь возможность убедиться, что раскол был конфликтом великорусской (московской) и украинской православных традиций. Украинские монахи сумели победить в этом конфликте и оказали тем самым решающее воздействие на изменение русских церковных обычаев. Имена Епифания Славинецкого, Симеона Полоцкого, Феофана Прокоповича стали неотъемлемой частью истории русской культуры.

Впоследствии, когда на смену национальной политике России пришла политика имперская, украинцы тоже оказались не в проигрыше. Решающую роль здесь сыграли как раз этнические отличия украинцев от великороссов. Эти отличия определялись и этническим субстратом (в состав будущего украинского народа вошли торки, когда-то жившие на границе степи) и проявлялись в некоторых чертах стереотипа поведения (например, украинцы и тогда были более усердными служаками, нежели русские), а также в характере связи этноса с ландшафтом. Об этом имеет смысл рассказать подробнее.

Великороссы, как и донские казаки, расширяя свой этнический ареал, селились, как правило, по берегам рек. Река, ее пойма, служила базой хозяйства русского человека, его основной связью с кормящим ландшафтом. Украинцы, напротив, сумели освоить просторы водоразделов. Они выкапывали колодцы-криницы, делали запруды на ручейках и имели достаточное количество воды. Так на водоразделах возникали хутора с садиками, и, поскольку земля была плодородной, особых забот о хлебе насущном украинцы не знали. Когда же при Екатерине II (1762—1796) в результате двух военных кампаний были завоеваны сначала северный берег Черного моря, а потом Крым, исчезла и существовавшая ранее угроза со стороны татар. При этом для заселения стали доступны новые степные пространства — Дикое поле.

В XVIII в. украинское население быстро росло, и в его составе имелось множество пассионариев, ибо их пассионарные предки, сложившие головы в междоусобицах конца XVII в., успели оставить законное и незаконное потомство. Подавляющее большинство украинских казаков было записано в реестр, поэтому возможность сделать карьеру была практически у каждого. Весь XVIII в. украинцы этим и занимались. В итоге дочь царя Петра I Елизавета Петровна вышла замуж за Алексея Разумовского (брак был морганатическим, без оглашения); его брат, Кирилл Разумовский, стал последним гетманом Украины. И хотя при Екатерине II Украина потеряла свое самоуправление, позиции украинцев при дворе поколеблены не были: обязанности великого канцлера империи исполнял граф Безбородко, который сформулировал свое политическое кредо в следующих словах: «Як матушка-царица захоче, так хай и буде». Ни акцент, ни происхождение Безбородко никого не смущали и не помешали ему стать первым чиновником государства.

Может быть, эта взаимная терпимость украинцев и великороссов и была важнейшим свидетельством правильности выбора, сделанного на Переяславской раде в 1654 г.

Цит. по: Гумилев Л.Н. От Руси к России: Очерки этнической истории . – М., 1992. – С. 254 – 256

Скопировано - https://studfiles.net/preview/2452022/
Аватара пользователя
Семеныч
 
Сообщения: 551
Зарегистрирован: Чт июл 02, 2009 12:49 pm
Откуда: Кубань, станица Гостагаевская
Национальность: кубанский казак
Откуда родом: ККВ ст.Гостагаевская
Ресурсы: http://gostagay-150.ucoz.ru/

Re: ЛИСТУВАННЯ ЗАПОРОЖЦІВ З ІВАНОМ МАЗЕПОЮ ВОСЕНИ 1708 РОКУ

Сообщение Валерий Кравченко » Чт окт 04, 2018 8:51 am

Пошла вода в хату.
Труды прямо философские пошли, а потому что тему Игорь поджёг интересную.
Хочу ответить Андрею.
Не "глубинное государство", а элиты "проевропейские" и "пророссийские" были на Сечи.
Семёныч с современных наших с тобой познаний в ДНК- генеологии многоуважаемый Л.Гумилёв и да же очень многоуважаемый (я все его книги купил и за неделю перечитал) был очень близок к истине о взаимной терпимости.
А хохлы суки веру нам поменяли это точно, я да же иногда задумываюсь может в старую веру перейти, только с бородой проблемы будут а там это обязательный атрибут, то чешется, то капуста от борща повиснет, не заметишь со слепу и будешь ходить на посмешище.
<[:)
Аватара пользователя
Валерий Кравченко
 
Сообщения: 1434
Зарегистрирован: Сб июл 04, 2009 10:16 am
Откуда: Екатеринодар
Национальность: казак

Re: ЛИСТУВАННЯ ЗАПОРОЖЦІВ З ІВАНОМ МАЗЕПОЮ ВОСЕНИ 1708 РОКУ

Сообщение Андрей Рудик » Чт окт 04, 2018 3:09 pm

Валера, так эти самые "элиты" , по сути и есть то, что сегодня именуют глубинным государством.
Такэ дило там зробылось - у городи Сочи,
Нэ слухалы б мои вуха, нэ бачылы б вочи.
Аватара пользователя
Андрей Рудик
 
Сообщения: 2120
Зарегистрирован: Пн мар 21, 2011 6:48 pm
Национальность: КАЗАК
Откуда родом: Кубанское Казачье Войско ст.Неберджаевская

Re: ЛИСТУВАННЯ ЗАПОРОЖЦІВ З ІВАНОМ МАЗЕПОЮ ВОСЕНИ 1708 РОКУ

Сообщение Семеныч » Чт окт 04, 2018 11:26 pm

Валерий Кравченко писал(а):Пошла вода в хату.
Семёныч с современных наших с тобой познаний в ДНК- генеологии многоуважаемый Л.Гумилёв и да же очень многоуважаемый (я все его книги купил и за неделю перечитал) был очень близок к истине о взаимной терпимости.
А хохлы суки веру нам поменяли это точно, я да же иногда задумываюсь может в старую веру перейти, только с бородой проблемы будут а там это обязательный атрибут, то чешется, то капуста от борща повиснет, не заметишь со слепу и будешь ходить на посмешище.
<[:)

Кстати, хохлы нашли жилища белых хорват, есть видео, смотри в теме, а веру если и поменяли так логичнее из католиков в православие, но я склоняюсь что наши с тобой были все же из переселившихся в НовоСербию сербов при Петре Первом.
Аватара пользователя
Семеныч
 
Сообщения: 551
Зарегистрирован: Чт июл 02, 2009 12:49 pm
Откуда: Кубань, станица Гостагаевская
Национальность: кубанский казак
Откуда родом: ККВ ст.Гостагаевская
Ресурсы: http://gostagay-150.ucoz.ru/

След.

Вернуться в Золотой век

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron
ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ Яндекс.Метрика